Марко Вовчок — роковая красавица

0
133

Роман ДЕМИН
(roman@kznam.ru)


В минувшее воскресенье исполнилось 185 лет со дня рождения писательницы Марии Александровны Вилинской. Под псевдонимом Марко Вовчок она считается признанным классиком украинской литературы, а кроме того, эта роковая красавица разбила сердца многих известных мужчин своего времени.

 

Под Ельцом в Екатерининском

А родилась она под Ельцом в небольшом сельце Екатерининское (не путать с селом Екатериновка Елецкого района) 10 декабря 1833 года по старому стилю. Село описано как небольшая деревенька «при колодцах» к юго-востоку от села Казаки. Сегодня тут расположилась деревня Березовка, а по соседству с ней — загородные детские лагеря «Белая березка» и «Солнечный». От барской усадьбы в деревеньке остались лишь фрагменты фундаментов дома, надворных построек да старинный пруд.
Екатерининское (ныне почти вымершая Березовка) и раньше не отличалось многолюдностью. Здешнее население состояло из крестьян «мужеска пола — 38 душ, женска пола — 34». Здесь даже не было своего храма, поэтому и крестили будущую писательницу в соседнем селе Казаки.
В Орловском областном архиве хранится книга Вознесенско-Георгиевской церкви Александровской слободы села Казаки за 1883 год. В ее первой части имеется запись под № 82 о родившихся в декабре: «Десятого числа Сибирского Гренадерского полка у майора Александра Алексеевича Вилинского и законной жены его Параскевы Петровой родилась дочь Мария».
Крестины новорожденной состоялось двумя днями позже — 12 декабря: «Молитствовал и имя нарек села Казаков священник Дмитрий Алексеев Данков. Крещение совершил села Рябинок Христовоздвиженской церкви священник Петр Алексеев, сын Михайлов».

Учеба в елецком пансионе

Когда Марии исполнилось 7 лет, умер ее отец. Есть сведения, что с 1844 по 1846 год девочка училась в нашем городе. Об этом говорит сохранившаяся в Орловском архиве ведомость: «Об успеваемости и поведении учениц пансиона госпожи Заугорской в г. Ельце за май 1846 года». В их числе есть и Мария Вилинская (№ 17), правда, фамилия ее написана через букву «е» Виленская. Из ведомости видно, что училась будущая писательница очень прилежно, отлично успевая по Закону Божиему, русскому, французскому и немецкому языкам, а также по истории, географии, арифметике и рисованию.
Вскоре вместо отца в доме у Марии появился отчим (грубый и недалекий человек). Девочку решили отправить к богатым родственникам, а затем на учебу в Харьковский пансион.
Маша с детства отличалась привлекательностью. Одна из гимназисток, учившихся с ней, вспоминала «старшеклассницу с громадной русой косой и большими глазами».

Россиянка преобразилась в украинку

Вернувшись после учебы на родину, в орловский край, Вилинская познакомилась здесь с этнографом Афанасием Марковичем (в Орел его сослали из Киева за «недонесение о тайном обществе») и вышла за него замуж.
Позже молодые отправились в Немиров (Подольская губерния), где учительствовал супруг. Увлекшись под его влиянием украинским фольк­лором и идеями народничества, Мария пишет небольшие повести и рассказы о тяжелой доле местных крестьян. Маркович отправил эти сочинения в Петербург старому товарищу Пантелеймону Кулишу, который в XIX веке был одним из крупнейших деятелей украинского просвещения. По популярности он в то время не уступал своему другу Тарасу Шевченко. Кулиш пришел в восторг от нового дарования. Он писал Шевченко: «Да разве это не чудо, чтобы россиянка преобразилась в украинку, да такие повести выдала, что и тебе, мой друже, пришлось бы впору!».

А потом стала кровопийцей

В 1857 году при содействии друзей выходит первый сборник рассказов Вилинской на украинском языке под псевдонимом Марко Вовчок.
Вскоре после личного знакомства в Петербурге со своими помощниками Мария оставляет мужа и отправляется с Кулишом (тот бросил ради нее жену и детей!) в поездку по Европе. Во время этого путешествия наша землячка сближается со знаменитым русским писателем Иваном Тургеневым.
Позже Кулиш с горечью напишет о возлюбленной: «Марка Вовчка придумал я… и не ошибся, приложив такой псевдоним: сей «вовчок», тот, что растет диким ростком на плодоносном дереве, точно так же высасывает живые соки из людей, которые держали его на свете».
Нечто подобное (только более категорично) скажет о ней и Тарас Шевченко: «Как только земля носит подобную дрянь. Сколько она крови выпила из меня…». Но, по-моему, это голоса влюбленных и брошенных мужчин, мучимых ревностью и бессилием что-либо изменить.

Из-за кого утонул Писарев?

Тем временем Марко Вовчок пользуется литературными связями Тургенева, который рекомендовал ее произведения многим европейским писателям, например, Просперу Мериме. Тургенев же успокаивал свою пассию (видимо, бывшие любовники грозили ей самоубийством): «Успокойтесь, Шевченко не повесится, Кулиш не застрелится, Костомаров… может, бросится в воду, но что же делать?».
Еще одной жертвой роковой красавицы стал литературный критик Дмитрий Писарев (ее трою­родный брат и тоже наш земляк). Этот несгибаемый нигилист и бунтарь напишет Марии такие строки: «Я весь полностью отдался тебе, я не могу и не хочу забрать себя назад, я не имею и не хочу жизни без тебя, и в то же время я всегда вижу, как висит у меня над головой опасность разрыва наших отношений».
Эта «опасность разрыва» была столь велика, что после загадочной смерти Писарева (он утонул на Балтике в погожий день в неглубоком месте на глазах у своей возлюбленной) по Петербургу поползли слухи о самоубийстве Дмитрия, который якобы страстно приревновал Марию к очередному ее поклоннику.

Вышла замуж за друга сына

Впрочем, после смерти Писарева Вовчок так сильно переживала, что знаменитый поэт Николай Некрасов (еще одна знаменитость, связанная с Вилинской) посвятил ей следующие строки: «Не рыдай так безумно над ним, Хорошо умереть молодым!».
Секрет ее власти над мужчинами описал известный литературный критик XIX века Александр Скабичевский: «Единственно, чем можно объяснить ее сердцеедство, это недюжинным умом и умением вкрадываться в душу собеседника… В начале знакомства она производила на вас такое впечатление, что, казалось, и не найти такой симпатичной, душевной женщины: как она понимает вас, как сочувствует вам во всем. Но мало-помалу в этом симпатичнейшем и задушевнейшем существе сказывалась немалая доля коварства: или она эксплуатировала вас самым беззастенчивым образом, или, расхваливая вас в глаза и уверяя в искренности и горячем расположении к вам, в то же время зло высмеивала вас за глаза, или же, наконец, если замечала возможность поссорить вас с кем-нибудь, не упускала случая воспользоваться этой возможностью».
С 1868 по 1870 годы Мария возглавляла отдел иностранной литературы в журнале «Отечественные записки». Она занялась переводами, поскольку хорошо знала польский и французский языки. Кстати сказать, именно она первой сделала перевод романов отца фантастики Жюля Верна (с которым водила личное знакомство) на русский язык.
Общаясь с друзьями своего старшего сына, сблизилась с одним из них — Михаилом Лобач-Жученко. В итоге в 1878 году он стал ее вторым законным мужем, несмотря на 17-летнюю разницу в возрасте. Однако окончательному счастью помешал скандал. Марко Вовчок обвинили в плагиате, и они с новым супругом покинули столицу, отправившись в Ставропольский край.

Помнила о родине

Наша землячка скончалась 28 июля (10 августа — нов. стиль) 1907 года на хуторе Долинск (Терская область) в возрасте 73 лет, похоронена в Нальчике.
Творчество, а также ум и обаяние Марко Вовчок в свое время ценили Добролюбов, Герцен, Чернышевский, Салтыков-Щедрин, Флобер, историк Николай Костомаров. Многие из этих мужчин были по-настоящему влюблены в красавицу Вилинскую-Маркович и совершали ради нее отчаянные поступки. Например, молодой польский химик Вячеслав Олевинский отравился.
Несмотря на то, что судьба этой незаурядной женщины была бурной, иногда она вспоминала о своей малой родине — елецком крае, месте, где начинался ее жизненный и творческий путь. Так, проживая во Франции, она писала в своем парижском дневнике: «О моя родина! Маленькая точка на земном шаре, ты всегда со мной, вечная, неувядающая в своей работе, одинаково милая… О, ты со мною. Мне даже не надо закрывать глаз, чтобы представить тебя. Я дышу ароматом твоих лесов и полей, слышу рокот твоих вод, чую их свежесть». Елецкие пейзажи и образы отразились в ее романе «Живая душа».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ