Необычное десантирование Геннадия Казьмина

2
742

В жизни ельчанина Геннадия Викторовича Казьмина, есть события связанные с легендарным командующим, генералом армии, Героем Советского Союза В. Ф. Маргеловым, памятник которому недавно открыт в Комсомольском сквере Ельца. Наш земляк получил из рук Василия Филипповича именные часы и сержантские погоны. За что? А за самый настоящий подвиг! Впрочем, обо всем по порядку.

Неуставщины у десантников не было

Геннадий родился и вырос в Ельце. До армейской службы работал токарем на заводе «Гидропривод», закончил вечернюю сменную школу № 1. Увлекался боксом и даже успел до призыва в армию совершить 3 прыжка с парашютом, как член клуба ДОСААФ. Потому нет ничего удивительного в том, что служить ему довелось в ВДВ.

В 1972 году парня направили в Азербайджан, в Кировобадскую гвардейскую воздушно-десантную дивизию. В небольшом городке Шамхор, где стояли десантники, запомнился восточный базар и радушные люди. Солдат там нередко угощали местными лепешками, лавашом, арбузами, виноградом и другими фруктами. Впрочем, и в части, вспоминает Геннадий Викторович, гвардейцев кормили, как говорится «на убой».

На мой вопрос по поводу неуставных взаимоотношений, «дедовщины» Г. В. Казьмин удивленно вскинул брови.

– Об этом нам попросту некогда было думать. Ежедневные физические нагрузки и занятия не давали расслабляться. Даже в выходные устраивались соревнования по сдаче военно-спортивного комплекса (аналог ГТО), организовывались выезды на стрельбище, давались практические уроки рукопашного боя, преодоления полосы препятствий, или все вместе бежали кросс с полной выкладкой. Одно слово – гвардия!

Свободное время выдавалось лишь после ужина и его, как правило, использовали, чтобы написать домой письмо.

Американцев дубасили нещадно

Десантников готовили для боевых действий в суровой горной местности. К тренировкам и учениям подходили более чем серьезно. Бывало гвардейцев «выбрасывали» с самолетов в гористых районах Грузии, откуда «голубые береты» должны были добираться назад в родную часть своим ходом. Порой проходили по 100 километров за сутки, по сильно пересеченной местности с вооружением и боекомплектом, запасом продовольствия и всего необходимого.

– В казармах мы бывали мало. Обычно жили в горах, в палатках, причем зимой там довольно прохладно, – улыбается Г. В. Казьмин. – В спортзале нашей части, где всех тренировал инструктор по физподготовке, имелись здоровенные чучела, одетые в американскую военную форму. Эдакая имитация крупных мужиков – солдат вероятного противника. На каждом красными точками обозначались уязвимые места. Дубасили мы американцев – от души, нещадно!

В праздники нас обязательно приглашали в шамхорский Дом культуры. Вот это был настоящий отдых – возможность посмотреть концерт, или кино, да и просто, спокойно посидеть. Здорово!

Служба в десанте не только закаляла, но и сплачивала солдат в единый коллектив. Г. В. Казьмин до сих пор помнит и общается с земляками однополчанами – Константином Поповым, Виктором Акулиным, Владимиром Данцом, Александром Глуховым, Виктором Сотниковым.

Эксперимент Маргелова

Чтобы «крылатая гвардия» была в постоянной боеготовности, командование частенько устраивало масштабные учения.

Задача десанта высадится в тылу врага, и нанести оттуда мощный удар, попутно уничтожая коммуникации противника, лишая его фронтовые соединения всего: связи, боеприпасов, продовольствия…

Высадка проходит в несколько этапов. Вначале в заданный район на парашютах опускаются «кубы» специальные крутящиеся платформы, на которых установлены спаренные пулеметы. Они буквально выкашивают пулями территорию для десантирования людей. Следом приземляются разведчики, которые оценивают обстановку. Затем техника и лишь потом основные силы голубых беретов.

Красиво, когда в небе распускаются сотни и даже тысячи парашютов. Волна за волной пролетают десантные самолеты, сбрасывая все новые группы парашютистов.

Для того чтобы справиться с десантом, противник, как правило, выдвигает против него танки. Но и гвардейцы не лыком шиты. У них имеется собственная артиллерия и бронетехника. Да вот беда, покуда голубые береты приземлятся, да пока разыщут свое орудие, или боевую машину, проходит довольно много времени, а в бою дорога каждая секунда. И тогда легендарный командующий ВДВ, Герой Соетского Союза, генерал армии В. Ф. Маргелов начал смелые и очень рискованные эксперименты.

Те, кто хоть немного знаком с историей воздушно-десантных войск знают, что сын легендарного дяди Васи – майор Александр Маргелов вместе с коллегой по Научно-техническому комитету ВДВ подполковником Леонидом Щербаковым 23 января 1976 года впервые осуществили десантирование внутри боевой машины десанта (БМД-1). После приземления экипаж БМД сразу же произвел короткую стрельбу холостыми снарядами, продемонстрировав, таким образом, готовность к бою. Говорят, что во время тех испытаний Маргелов-старший находившийся на командном пункте нервно курил «Беломор» и держал в кармане заряженный пистолет, чтобы в случае неудачи застрелиться.

Так вот у истоков тех успешных испытаний стоял наш земляк, ельчанин Г. В. Казьмин.

Пошел на риск добровольцем

Ему оставалось 2 месяца до дембеля, когда в часть приехали люди из закрытого НИИ и предложили добровольцам поучаствовать в эксперименте – десантироваться вместе с орудием – гаубицой. Ее устанавливали (швартовали) на специальную платформу, к которой также крепились 4 специальных «космических» (так их тогда называли) кресла.

Из многочисленных добровольцев отобрали 8 человек и отправили их на военный аэродром в Кировобад. Здесь гвардейцев разделили на два экипажа – основной и дублирующий. В течение 10 дней учили правильно крепить и отшвартовывать гаубицу к платформе. Поднимали вместе с ней на высоту около восьми метров краном и сбрасывали на землю. При этом нужно было успеть отстегнуть ремни, фиксирующие десантников в креслах (благо специальный замок позволял сделать это мгновенно) и покинуть платформу.

– Примерно за 2 метра до земли мы выпрыгивали с платформы, – вспоминает Г. В. Казьмин. – За все время тренировок ни у кого не было никаких травм, зато все экипажи были воодушевлены и, как говорится, рвались в бой. Мы чувствовали, что делаем большое дело для укрепления обороноспособности нашей страны. За день до десантирования нас построили и руководивший подготовкой полковник, объявил, что для эксперимента нужны только два добровольца. Я первым шагнул из строя, затем еще один – Сергей Кольцов, а за нами уже все остальные.

Под тремя куполами

Тихим вечером 3 сентября 1974 года Сергей Кольцов и Геннадий Казьмин погрузились в самолет вместе с платформой и установленной на ней гаубицей. Эксперимент по одновременному десантированию личного состава и техники начался.

– Через какое-то время аппарель за нашими спинами открылась и мы выкатились из фюзеляжа транспорта в пустоту, – рассказывает Г. В. Казьмин. – Причем ощущение было такое, что стоящее перед нами орудие падает прямо на нас. Затем парили под тремя огромными куполами из прочного перкаля. Каждый по 760 квадратных метров. Когда приземлились, то «гармошка» под платформой (такой специальный амортизатор) приняла удар на себя, разорвалась, но погасила скорость падения платформы. Удар, конечно, был приличный, однако терпимый. Главное, мы остались живы, здоровы и на деле доказали – десантироваться с техникой вполне возможно.

После поздравлений, радостных рукопожатий и отчетов нужно было повторить эксперимент во время показательных учений, проходивших на безе дивизии, так сказать на глазах у военного руководства. На командно-наблюдательном пункте собрались командиры всех воздушно-десантных дивизий СССР. Здесь же был генерал В. Ф. Маргелов и тогдашний руководитель Азербайджана Г. А. Алиев, внимательно наблюдавшие не за масштабными военными маневрами, а именно за ходом эксперимента с людьми и техникой.

Генерал ругался матом

– Во второй раз «прыгнуть» вместе с техникой просились многие, но назначили снова нас. Видимо из суеверия: наверное посчитали, что раз уж мы оказались счастливчиками, заменять таких ненужно. Во время второй попытки самолет долго кружил, а в районе выброски из кабины пилотов вышел летчик: «Кто Казьмин?» Отвечаю: «Я». Тогда он говорит: «За бортом сильный ветер, генерал Маргелов спрашивает, вы будете прыгать, или нет?». Я понятное дело кивнул головой, мол, будем, а как же иначе, никто ж кроме нас!

На сей раз нас перед самой землей нас здорово болтануло и платформа приземлилась не ровно на брюхо «гармошки», а немного под углом. Удар был такой силы, что нас едва не повыкидывало из кресел, не смотря на крепкие удерживающие ремни. Ящики с боеприпасами сорвало, и они разлетелись вокруг. Мы же должны были сидеть и ждать приезда членов комиссии.

Наконец, они подъехали на всех парах, во главе с В. Ф. Маргеловым. Засекли секундомером время, скомандовали: «В бой!». Тут уж мы повылетали из своих кресел, как ошпаренные. Отшвартовали гаубицу, развернули ее, зарядили и произвели холостой выстрел. На все про все понадобилось 3 минуты. Еще бы, столько нас натаскивали для этого! Кстати сказать, тут я впервые слышал, как генерал армии ругается матом. Василий Филиппович орал на своих подчиненных окруживших наше орудие, чтоб те не мешали нам, и ушли в сторону во время выстрела.

Скромные награды

После окончания учений, на полковом плацу выстроили всю часть. Здесь генерал Маргелов прилюдно поблагодарил героев за подвиг и вручил Казьмину новенькие сержантские погоны и наручные часы с надписью: «Сержанту Казьмину Г. В. За храбрость от командующего ВДВ. 1974 год». Еще через неделю нашего земляка представили к награждению орденом «Красной звезды». Но в итоге от имени Президиума Верховного Совета СССР дали только медаль «За отличие в воинской службе II степени» и еще 15 суток отпуска домой, на родину. Честно говоря, на мой взгляд, слишком скромное вознаграждение за настоящий подвиг.

А еще, Геннадию Викторовичу предлагали продолжить учебу в военном училище, куда его брали без экзаменов. Но он не согласился: дембель на носу, а тут опять в казарму на 4 года.

После армейской службы Г. В. Казьмин работал в московской милиции, охраняя дипломатические представительства иностранных государств. Затем перевелся в родной Елец. Работал заместителем начальника милиции общественной безопасности. На заслуженный отдых ушел в звании подполковника. Однако дома не усидел и сейчас руководит спецотделом в ПАО «Елецгидроагрегат».

Никаким героем он себя не считает, говорит, просто честно служил Родине, как и многие его сверстники. Но гордится тем, что ему довелось быть гвардейцем-десантником и общаться с легендарным командующим ВДВ. Подаренные им часы он бережно хранит до сих пор.

Роман ДЕМИН.

Читайте также

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Класс! Спасибо за новый сайт и за рассказ об интересном человеке. Только но в одном месте Кузьмин, видимо опечатка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 для диалога необходимо принять правила кофиденциальности и пользовательского соглашения *