Он летал с Дудаевым

1
1161

В 1994 году группировке Управления специальных операций ФСБ зачитали приказ Президента России Б. Н. Ельцина о начале мероприятий по наведению конституционного порядка в Чечне. В декабре 1994 года, в Чеченскую республику двинулись колонны танков и боевой техники. Началась продолжительная война, которую в официальных сообщениях нейтрально называли контртеррористической операцией. Но для народа она была и остается кровавой бойней, на которой одни нажились, а другие сложили головы…

О предпосылках и подробностях той войны снимают фильмы, пишут книги и статьи. И каждый раз открываются ранее неизвестные страницы истории кампании, позволяющие смотреть на нее другими глазами. Особенно когда речь заходит о знаковых фигурах лидеров противоборствующих сторон, чье участие в чеченской войне в немалой степени определило ее исход.

Наш корреспондент встретился с подполковником авиации в отставке Алексеем Алексеевичем КИСЕЛЕВЫМ. В далекие теперь 80-е он служил в подчинении мало кому известного тогда полковника Джохара Дудаева. Более того, с будущим президентом самопровозглашенной республики Ичкерия Алексей Алексеевич летал в одном экипаже. Киселев рассказал, каким ему запомнился мятежный Джохар.

Дудаев был классным летчиком

С АЛЕКСЕЕМ АЛЕКСЕЕВИЧЕМ мы встретились на его рабочем месте, в небольшом доме на улице Ольшанской. Киселев здесь делает ремонт. После выхода на пенсию и переезда в Елец он зарабатывает тем, что отделывает дома и квартиры знакомым. Те, в свою очередь, «сватают» Киселева другим заказчикам. Так бывший офицер Российской армии переквалифицировался в шабашника. И не гнушается этим — тоже настоящая, мужская работа.

— Не знаю, может, рабочая жилка у меня в крови, — улыбается в пышные усы Алексей Алексеевич. — Родители воспитывали в трудолюбии, сами в деревне вкалывали от рассвета до заката. И я старался не отставать, даже корову научился доить.

А если серьезно, Елец — девятый по счету город, куда мне с семьей пришлось переезжать. Каждый переезд, вы знаете, по хлопотам сродни пожару. Дадут офицерской семье квартиру на новом месте — стены облуплены, там отвалилось, тут покосилось. Обои сам подклеишь, что-то подкрасишь-подбелишь, где-то еще «подшаманишь» — глядишь, и вид у жилища другой.

Помотаться по гарнизонам Киселевым, как, впрочем, большинству семей военных, пришлось достаточно. После окончания Тамбовского высшего военного авиационного училища (к слову, его же закончил и Джохар Дудаев) распределили в Витебскую область. Через год перевели в Германию. Все это время мечтал летать (специализация позволяла), но командование стояло на своем: «Подожди, придет твое время. А пока на земле сгодишься». По окончании Рижского высшего военного училища радиоэлектроники майора  Киселева направили в эстонский гарнизон Тарту. Здесь Алексей Алексеевич и познакомился с тогда еще полковником Джохаром Дудаевым.

— Джохар Мусаевич как начальник бывал подчас резким — давал о себе знать горячий темперамент горца, — вспоминает Киселев. — Рубанет на совещании ладонью по столу — вся мебель дрожит. Если заметит недостатки в работе, оттянет по полной программе. Не скажу, что заносчивым был. Скорее, справедливым. С Дудаевым можно было запросто пообщаться. Я часто бывал у него дома, вместе отмечали дни рождения. Не знаю, как для кого, а для меня Джохар Мусаевич остался в памяти справедливым и требовательным командиром.

С Дудаевым Киселев летал в одном экипаже на тяжелых бомбардировщиках ТУ-16. Это единственный самолет, который может поднять бомбу весом 9 тонн. Когда подобную «игрушку» сбрасывают на населенный пункт, от селения остаются лишь камешки величиной с горошину.

— Дудаев был классным летчиком, — продолжает Алексей Алексеевич. — Пуски ракет выполнял всегда на «отлично».

— Говорят, именно Дудаев придумал и впервые применил так называемые ковровые бомбардировки в Афганистане?

— Разработкой этих операций занималась специальная группа, поэтому приписывать авторство одному Дудаеву будет неправильно. В Афганистан с туркменского аэродрома Мары эскадрильи бомбардировщиков ТУ-16 летали по 2 — 3 раза в день. Одна группа самолетов бомбила, другая отвлекала, создавая помехи в радиолокационных системах моджахедов. Дудаев летал бомбить афганские цели дважды. Потом мы смотрели фотографии местности после бомбардировок — никаких признаков жизни, одни ровно насыпанные камешки.

В 1989 году Киселев получил звание подполковника. Погоны ему вручал генерал Джохар Дудаев. Будущему президенту Чеченской республики оставалось служить ровно год. В 1990 году Дудаев вышел в отставку после того, как к нему обратились приехавшие в Тарту чеченцы с просьбой возглавить оппозиционный властям Исполком Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН). Затем на волне начавшихся беспорядков исполком ОКЧН захватил власть в Чечне. А еще через 6 лет, в апреле 1996-го, после нескольких безуспешных попыток ликвидировать Дудаева российские спецслужбы засекли телефонный разговор генерала с бизнесменом Константином Боровым, и находящийся в воздухе боевой самолет ракетой уничтожил лидера чеченских сепаратистов.

Хищник или жертва?

КИСЕЛЕВ СЧИТАЕТ:

— Его решение заняться политикой можно оценивать по-разному. Мы, офицеры, тогда много спорили о причинах, побудивших Дудаева так поступить. У Джохара Мусаевича было все, о чем может мечтать кадровый военный в его положении. Мне кажется, здесь существенную роль сыграли обычаи горной республики. Дудаев был первым и единственным генералом в Чечне — знаковой, авторитетной  фигурой. Когда в начале 90-х в республике началась вся эта заваруха, нужен был лидер, способный возглавить радикальную оппозицию. И Дудаев им стал. Расскажу занимательную историю, которая, на мой взгляд, дает некоторое представление о семейно-родовых взаимоотношениях чеченцев.

Когда Дудаев был командиром полка, к нему после отбоя часто заходил солдат-чеченец, выходец из более могущественного и авторитетного тейпа. Однажды офицеры случайно стали свидетелями такой картины: солдат в кабинете Дудаева играл на губной гармошке, а полковник… плясал чеченский танец. Сослуживцы потом попросили Джохара Мусаевича объяснить, что происходит. Он смутился и ответил: — У нас, чеченцев, так принято: гостя обязательно нужно принять, продемонстрировать уважение к нему.

Затем, когда солдат ушел, Дудаев по секрету добавил: если бы он не принял гостя и об этом узнали бы родственники солдата, то не миновать тогда беды.

— Мое мнение: Дудаев мог бы и не стать президентом Чеченской республики, если бы ему в свое время предложили должность, скажем, заместителя главкома ВВС России, — считает Алексей Алексеевич. — Но вместо этого наши военные чины начали заниматься шапкозакидательством, уверять, что усмирят мятежную республику одним полком десантников. Какова цена тем уверениям, мы теперь знаем.

Выбрал золотую середину — Елец

СПУСТЯ ДВА ГОДА после гибели Дудаева Киселев, служа уже в дальневосточном Уссурийске, попал под сокращение и в 40 лет был уволен из рядов Вооруженных сил. Алексей Алексеевич недолго раздумывал, где ему и его семье обосновываться и начинать новую жизнь. Елец он проезжал, будучи лейтенантом, после окончания Тамбовского училища. Тихий, утопающий в зелени провинциальный город понравился молодому офицеру еще тогда.

— Мои родители живут в Орловской области, теща — в Тамбове, — объясняет Киселев. — Матери 78 лет, отцу 81-й пошел (этот материал публиковался в газете «Красное знамя в 2013 году) . Периодически приходится ездить и к ним, и к теще. Так что я выбрал для жительства золотую середину — Елец.

*

…Такие разные судьбы двух российских офицеров, высококлассных специалистов. В смутное, переломное для страны время каждый из них выбрал свою дорогу. Подполковник Киселев переквалифицировался в простого  рабочего. Камуфляжный летный комбинезон, кстати, он продолжает носить до сих пор. Ведь бывших летчиков, как и чекистов, не бывает.

Н. СЫРОМЯТНИКОВ.

Читайте также

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 для диалога необходимо принять правила кофиденциальности и пользовательского соглашения *