Было это в начале 1980-х годов. Попал я с травмой ноги в хирургическое отделение лучковской больницы. В палате, куда меня поместили, лежали 6 человек, в основном  молодые и здоровые на вид — кто на обследовании, кто с легкими травмами. Вспоминаю то время так: это была не больница, а санаторий. Кроме лечения, — телевизор, газеты, передвигайся куда хочешь и питание было лучше, чем сейчас в столовых. А еще из дома еды наволокут — чем не  санаторий? К тому же и держали не 10 дней, как сейчас, а пока не вылечат, не уйдешь…Среди нас в палате был один только лежачий старичок. Готовили его к операции, но он не унывал. Всех нас веселил байками из своей жизни. Любил подшутить. Всегда после обхода к нему приходила медсестра, чтобы сделать укол. А в коридоре на подоконнике стояло много пустых пузырьков для анализов. При их виде у меня созрел замысел, с которым я поделился с ребятами из палаты. Получив одобрение, я всем раздал пузырьки. И для дяди Феди, так звали старичка, тоже приготовил.
Даю ему пузырек, в придачу к нему еще и расческу и говорю: «Сегодня нам всем надо сдать анализ пота».
Он спрашивает: «А как?».
Я ему все наглядно показываю, ведь моя кровать стояла рядом с его. Ложусь под одеяло, оголяю живот, скребу по нему расческой и ее очищаю о край пузырька. Надо еще, чтобы тело было потным, иначе в пузырек пота не соберешь.
Все это я ему объяснил. Показал как лучше укрыться с головой. А чтоб одеяло лучше держалось, подвернул его концы под матрац. И процесс пошел!
Мы уже знали, что вот-вот должна прийти медсестра. Между тем дядя Федя потеет, усердно скребет себя по животу. А со стороны видна такая картина: одеяло ходит ходуном вверх вниз. И не посвященному в этот процесс человеку, не понять, что здесь происходит.
Тут заходит в палату медсестра. Смотрит она на кровать своего больного и не поймет, где он и что с ним. Только одеяло ходит ходуном. Она позвала его раз-другой — никакого ответа. Попыталась сдернуть одеяло, но не тут то было, не зря я старался закрепить его понадежней. Медсестра была лет сорока, крупная, высокая, Бог не обидел здоровьем. Рванула она на себя одеяло, и перед нею предстала такая картина: дядя Федя лежит оголенный, рубаху задрал до подбородка, в руках пузырек и расческа. Медсестра остолбенела, не поймет, что с ним: не тронулся ли умом? А больные буквально ржут от увиденного.
Она спрашивает дядю Федю: «Что вы делаете?». Он ей: «Как что, собираю анализ пота, так врач сказал». Она: «Какой врач?». Сосед показывает на меня: он, мол, сказал, что такие анализы собирают.
Дальнейшее надо было видеть. Сестра закатилась от смеха, села на койку, схватилась за живот. Затем она выбежала из палаты, где все ржали, как лошади. Тут и до дядя Феди дошло, что его разыграли. И он не обиделся, сам смеялся, приговаривая: «Как только я сразу не догадался?».
Потом снова пришла медсестра и, смеясь, сделала ему укол. А утром на обходе уже врач сказал: «С анализами у вас все в порядке, значит, идете на поправку. А ваш анализ пота мы поместим в музей нашей больницы».

Н. ЯРЦЕВ,
пос. Лавы.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ