О ЧЕМ ЗАДУМАЛСЯ, ОТЕЦ?

0
281

И хотя церковь располагает к серьезным мыслям, вместе с тем, и в ней иногда есть место легкому доброму юмору.

Кстати, примеров тому, что Господь допускает подобное веселие немало. Имеются они и в Священном Писании: «Видишь, Бог не отвергает непорочного и не поддерживает руки злодеев. Он еще наполнит смехом уста твои и губы твои радостным восклицанием» (Иов. 8:20-21).

А вот как вспоминал о своих молодых годах преподобный отец Серафим Саровский: «Вот и я, как поступил в монастырь-то… на клиросе тоже был, и какой веселый-то был,… бывало, как ни приду на клирос-то, братья устанут, ну и уныние нападает на них, и поют-то уж не так, а иные и вовсе не придут. Все соберутся, я и веселю их, они и усталости не чувствуют… ведь веселость не грех… она отгоняет усталость, да от усталости ведь уныние бывает, и хуже его нет, оно все приводит с собою…». Говорят, замечательным чувством юмора обладал и преподобный Амвросий Оптинский. По рассказам очевидцев он притягивал людей и тем, что мог добрыми шутками вызвать у них улыбку.

Впрочем, в наших елецких храмах и сегодня есть священники, которых прихожане любят за умение вовремя пошутить, снять, таким образом, напряжение после долгой церковной службы.

Подобным нравом отличается мой знакомый батюшка. Веселым и общительным он был еще в мирской жизни, до принятия таинства священства.

Когда-то ему довелось участвовать в строительстве комсомольско-молодежного кооператива. Вместе с ним на стройке работала женщина… Эдакая здоровенная гром-баба. Иногда, она внезапно впадала в задумчивость. А, когда ее спрашивали, мол, ты чего это Маш?! Она, со спокойствием античного философа, отвечала: «Да вот думаю, как помру, да как менЕ понЯсуть…». Эта присказка так понравилась моему приятелю, что он стал частенько использовать ее в своем лексиконе. Позже, уже служа в одном из храмов, он «заразил» этой фразой всех тамошних молодых священников. Посему, даже на обыденный вопрос одного батюшки к другому: «А ты, что думаешь, (по такому-то поводу)?», нередко следовал ответ: «Я думаю: как помру, да как мене понясуть?!».

Однажды в связи с этим приключился забавный случай. Как-то к моему приятелю подошла одна из посетительниц храма – расфуфыренная, вся из себя, дамочка. Кокетливо поблагодарив священника за службу, она вдруг стрельнула глазками в сторону его молодого коллеги и с умилением в голосе, произнесла: «Ах, батюшка, взгляните на отца Александра! Он задумчив, как «Мыслитель» Родена! Наверняка его дух сейчас пребывает в горних высях, молясь средь ангелов и серафимов!». В ответ на эту пафосную тираду, мой приятель на секунду прикрыл глаза, словно погружаясь в транс, а затем, пожав плечами, ответил: «Нет. Отец Александр сейчас думает о бренности бытия, о смерти и собственных похоронах».

Дамочка широко распахнула накрашенные ресницы и недоверчиво воскликнула: «Да, что Вы такое говорите, батюшка?! С чего это вдруг Вам в голову пришли столь мрачные мысли?!».

Тогда мой приятель без лишних слов повернулся в сторону своего коллеги и зычно вопросил: «О чем задумался, отец Александр?». Тот, понятное дело, не моргнув глазом отозвался: «Да, вот, думаю, как помру, да как меня понясуть?».

Дама, ясное дело, остолбенела от необычайной прозорливости своего собеседника. «Но, как же это?! Как Вам такое удалось?!», — лепетала она в полной растерянности. «Задумываться нужно о своей грешной жизни! И молиться!», — строго ответил мой приятель и с достоинством удалился, пряча в усах улыбку.

Роман ДЕМИН.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ