Мой знакомый Анатолий Николаевич Быков частенько вспоминает свою армейскую службу, которую ему довелось проходить в Германии, с 1954 по 1958 годы.

Однажды его вместе с приятелями-сержантами командировали в Дрезден для получения боевой техники. Ждать ее пришлось долго и товарищи по службе решили в свободное время посетить здешний вокзальный ресторан. Надо сказать, что сержанты Советской армии в ту пору получали неплохие деньги и при случае вполне могли позволить себе собраться за дружеским столом.

После пары рюмок «беленькой» и плотной закуски, Быков решил размять ноги, для чего, вышел в огромный гулкий холл Дрезденского железнодорожного вокзала.

Не успел оглянуться, как на шею ему радостно кинулся немец. Маленький, юркий, с рюкзаком за плечами, он улыбался и захлебываясь от избытка чувств, лопотал что-то неразборчивое. Люди, видевшие эту картину со стороны, наверняка подумали, что встретились два родных человека. От удивления Анатолий Быков попросту опешил.

Немец, меж тем, не переставал теребить сержанта Советской армии за рукав и безостановочно тараторить.

— Курить, курить, русский сигарет, курить, — разобрал, наконец, Анатолий знакомые слова, сыпавшиеся как горох из уст расчувствовавшегося гражданина Германии.

Сержант понял, что перед ним истовый поклонник крепкого русского табака. «И когда вы, черти, успеваете его раскушать», — усмехнулся про себя Анатолий, доставая из кармана кителя пачку елецкой «Примы». Широким жестом он предложил ее германцу – мол, угощайся «комрад». Тот жадно ухватил красную картонную коробочку и нетерпеливо извлек из нее долгожданную сигарету. Затем, приглядевшись к пачке, замер, а еще через секунду взорвался радостным криком: «Елец, Елец, табак Елец! Я, ехать домой из Елец…».

После недолгого и бурного диалога последовавшего далее, выяснилось, что немец в Великую Отечественную воевал на Восточном фронте. Попал в плен, а затем «мотал» срок в древнерусском городе на стройках народного хозяйства – строил елецкий сахарный завод. В плену, он и пристрастился к крепкой местной махорке.

«Вот так встреча!», — подивился про себя Анатолий, а затем пригласил нежданного гостя в ресторан – за столик к своим сослуживцам. Там бывшего врага до отвала накормили, как водится, поднесли водочки и оделили кучей сигаретных пачек советского производства. Одним словом иностранец вполне прочувствовал, что такое русское гостеприимство. При расставании он едва не плакал от избытка нахлынувших чувств, подогретых сорокоградусным алкоголем.

После этого случая прошло несколько недель. Быков давно вернулся в свою воинскую часть и нес привычную службу, как вдруг, к нему в гости неожиданно нагрянул тот самый немец. Мало того, в благодарность за оказанное ему радушие на Дрезденском вокзале, принес с собой целый пакет. Внутри – колбаса, консервы, зелень и прочая снедь. В общем, все то, что так не достает солдату во время армейских будней.

Как водится, посидели, душевно пообщались. Гость рассказал, что устроился на работу и мирная жизнь у него постепенно налаживается. Вспоминал он и свой плен. О том, как его с товарищами, едва волочивших от голода ноги, подкармливала картошкой какая-то сердобольная ельчанка, по сути, спасшая им жизнь. А еще, удивлялся, что в Ельце так много храмов.

Немец потом несколько раз наведывался к Анатолию в часть. Неизменно привозил гостинцы, в общем, относился к русскому парню, как к родному.

Увы, эти встречи не остались незамеченными. Вскоре, Быкова вызвали в особый отдел воинского подразделения. Хмурый капитан особист, пенял сержанту за контакты с иностранным гражданином.

— Что может быть общего у сержанта Советской армии и недобитого фрица? – строго вопрошал офицер.

— Да какой же это фриц?! – пытался, оправдываться Анатолий.

— А кто ж он, по-твоему? – недобро сощурил глаза капитан.

— Так, земляк… Он же из Ельца приехал! Стало быть, мой земляк, – выпалил солдат, первое, что пришло ему в голову.

— Услышав столь неожиданный ответ, особист поначалу опешил, а потом вдруг рассмеялся и махнул рукой.

— Иди уж, Быков. Но, чтобы этого «земляка» твоего, я возле части больше не видел, — подытожил он, пряча улыбку.

На том и закончилась интернациональная дружба бывшего военнопленного вернувшегося домой из Ельца и советского солдата служившего в Германии.

Р. ДЕМИН.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ