О встрече с Маресьевым

0
233

Общение с горожанами из того, военного поколения, всегда приносит какие-то неожиданные сюрпризы и открытия. Так было и с Сергеем Васильевичем Никоновым, участником Великой Отечественной войны.

Он и его одногодки, родившиеся в конце 1927 года, попали в последний военный призыв. Им тоже досталось сполна хлебнуть лишений и невзгод. К примеру, Сергей Васильевич попал служить в соединение, которое охраняло и сопровождало грузы военного и гражданского назначения, приходящие в СССР от наших тогдашних союзников через порты Черного моря. По ночам воины вели наблюдение за водным пространством и территорией в зоне ответственности, днем же нередки были бомбежки. Сергей Васильевич вспоминает, что город Туапсе был фактически стерт с лица земли…

Еще шла война, а молодых бойцов отправили учиться – государство заботилось о своих новых кадрах. Вот и Сергей Васильевич начинал учиться в пограничной школе, которую потом перепрофилировали и отдали под крыло МВД. Позже Никонова отправили на учебу в Высшую школу МВД СССР в Москву. Там и произошла эта незабываемая встреча…

Об Алексее Маресьеве в те годы знали все – и стар, и млад. О его силе воле, мужестве, неуемном желании оставаться в строю и бить врага рассказывали молодым летчикам,  будущим офицерам, новобранцам, школьникам и рабочим коллективам, о нем писали газеты. Без сомнения, Алексей Маресьев был кумиром, олицетворением беззаветной службы Отчизне. И вот курсант выпускного курса Высшей школы МВД Сергей Никонов, торопясь на занятия, в толпе людей, стремящихся быстрее сдать свою одежду в раздевалку и бежать на лекции, видит, как, невзирая на очередь, дежурный забирает пальто у какого-то штатского человека с тростью. Никонов протискивается ближе и …не верит своим глазам: это же Маресьев! А тот спокойно, в гражданском костюме, с тросточкой и портфелем не спеша направляется к лифту. Никонов, не спуская глаз с фигуры героя, догоняет его и вместе заходит в кабинку. Было бы наше время – наверняка молодой человек попросил бы сделать с Маресьевым селфи или затеял разговор. Никонов же молчал и, как завороженный, смотрел на Маресьева, не веря себе: он, обычный деревенский парень, запросто стоит рядом с самим Маресьевым, дышит с ним одним воздухом и может рассмотреть пылинку на костюме…

В свою аудиторию Никонов летел как на крыльях, с порога закричал, мол, ребята, я с самим Маресьевым в лифте вот только что ехал! Те не верят, заливаешь, отвечают. Однако Сергей Васильевич был так упрям, что решили отправить делегацию в деканат, уточнить, мог ли находиться в здании Маресьев. Оказалось, очень даже мог: он преподавал здесь какие-то общественные дисциплины. Тогда курсанты снова отправили ходоков, теперь уже к самому Маресьеву с просьбой сфотографироваться с ними для выпускной фотографии. Маресьев отказался: «Я не преподавал у вас, это будет не совсем правильно». Но свое фото подарил, и его копии были помещены на все памятных фотографиях выпускников. Они в свою очередь не обиделись: поняли, что Маресьев — человек скромный, даже застенчивый, не привык к обилию внимания к своей персоне, не умеет выставлять себя напоказ и не хочет быть «свадебным генералом». Но не уважить курсантов тоже не мог, и потому нашел самое верное соломоново решение…        

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ