Вниз по Быстрой Сосне на триромане

4
325

Текст Р. ДЕМИН.


Многие ельчане каждое лето отправляются в самые разные водные путешествия, на моторных лодках, байдарках, шлюпках и прочих плавательных средствах по акваториям самых разнообразных водоемов. Мы с друзья, например, сплавлялись на плоту по Сосне от Ливен до Ельца. Опыт водного похода подарил массу незабываемых положительных впечатлений. Впрочем, обо всем по порядку.

 

СБОРЫ

Правду говорят: русские долго запрягают. Поэтому, наши сборы в путь были затяжными, хотя маршрут, мои компаньоны, выбрали и обсудили заранее. Идти (слово «плыть» в среде «морских волков» не приветствуется) предстояло от города Ливны, Орловской области, до родного Ельца. Однако сроки старта все время переносились, причем каждый раз для этого находились самые объективные причины. Одного «морячка» начальство не отпускало с работы. У другого, вдруг, появлялись неотложные домашние дела. Третий внезапно уезжал в командировку. И так далее и тому подобное.

В итоге, как это бывает в России, костяк экипажа (Владимир Анохин, Роман Рогачев и ваш покорный слуга) стартанул внезапно и стремительно, собравшись, буквально за сутки. Закупили продукты – полтора ведра картофеля, несколько десятков банок тушенки, сгущенки, рыбных консервов, хлеба. Кроме того взяли в поход спагетти, рис, гречку, различные приправы и сухие супы.

А еще приобрели на рынке сало. Его, по своему фирменному рецепту, специально для нашего плавания, приготовила мама Романа Рогачева. Это, доложу вам, что-то необыкновенное! Я не украинец, но за кусок такого сала, ей Богу, готов не то, что на плоту, на топоре плыть, хоть от самого города Чугуева.

Однако, вернемся к нашим сборам. Про соль и сахар я упоминать не буду, это, как говорится дело святое. Еще мы купили кучу сухарей, сушек, разного печенья – к чаю и кофе. Ну и само собой, набрали всевозможной зелени – капусты, моркови, лука, чеснока, огурцов и помидоров.

Все это аккуратно разложили в специальном деревянном ящике (раньше в нем хранили штук 40 противогазов) где продукты были защищены от солнца и прочих внешних воздействий. К тому же этот ящик служил нам впоследствии столом.

Кое-кто, из читателей, изучив список продуктов, спросит: а как же спиртное? Неужели ни капли, Рома?! Отвечу честно: ром, нам не по карману. Поэтому, в походе у нас был свойский продукт, секретной рецептуры, настоянный на чебреце, мяте и прочих полезных травах. Причем, в количестве, не превышающем разумные пределы.    

ПЛОТ

Он представляет собой сложную конструкцию из трех довольно длинных (более 5 метров) деревянных брусьев, на которые сверху крепится настил из крашеных досок (для удобства он разделен на 3 сегмента). Снизу к настилу привязываются 16 накаченных камер от грузовых автомобилей.

Подобная модель позволяет легко проходить самые мелкие (буквально по щиколотку) речные перекаты, а уж про устойчивость и грузоподъемность такого плавсредства и говорить нечего. Перевернуть его практически невозможно, кроме того, оно с легкостью выдерживает десять и более пассажиров. Поверх палубы (ее длина составляет 5, а ширина 3 метра) устанавливается шатер, стенки которого можно поднимать и опускать. Шатер, призван защищать экипаж от жаркого солнца и непогоды. Кроме того, наш плот имеет на корме транец для установки подвесного лодочного мотора – типа «Вихрь». Этот капризный «зверь» хоть и помотал нам нервы не очень стабильной работой, но впоследствии был настроен и здорово помогал в пути, особенно, при встречном ветре.

Естественно, нечего и думать везти такую сложную конструкцию к месту отплытия в собранном виде. Посему все детали плота мы по отдельности загрузили в длинномерную ГАЗель, которую нам любезно предоставила администрация магазина «Твоя мебель». Ее водитель по имени Николай, с удивлением взирал на наши сборы, и, казалось, сам был не прочь «махнуть» по реке вместе с нами, сбежав от летнего зноя, городской суеты и опостылевшей работы.

ОТПЛЫТИЕ

Наконец, перекрестившись, мы тронулись в путь. Вместе с Романом Рогачевым устроились в кабине ГАЗели, рядом с водителем. Владимир Анохин по-барски ехал в собственном авто, которым управляла его жена – Лариса. Кроме того, их попутчиками были трое наших добровольных помощника. Они отправились вместе с нами, дабы на месте помочь собрать плот, спустить его на воду (втроем это практически невозможно) и на прощание махнуть нам вослед руками.

По пути в Ливны, я заметил, что дорога, по которой мы ехали (Орловская трасса) сразу за границами Липецкой области стала заметно хуже. Значит, мы живем побогаче своих соседей. То же можно сказать и о проселках. Немного не доезжая до Ливен (город был уже в пределах видимости) мы свернули с автострады к селу Успенское, откуда и должны были отправиться в водное путешествие. Так вот дорога там оказалась такой, что в сравнении с ней, самые запущенные Елецкие улицы, кажутся трассой для гонок Формулы – I.

Около трех часов у нас ушло на сборку и обустройство нашего «корабля» на месте старта. Наконец, настала трогательная минута прощания с друзьями. Обменявшись рукопожатиями с остающимися на берегу (они нам явно по-доброму завидовали) мы с достоинством отчалили от каменистой речной косы. Подхваченный течением Быстрой Сосны, наш плот вскоре свернул за ближайший поворот, и жалобные стенания наших провожатых стихли. Только тут, словно очнувшись от суеты последних суток, я, вдруг вспомнил: елки-палки, у меня ж сегодня день рождения!

ПРИРОДА

Нет смысла подробно описывать весь наш дальнейший путь. Посему расскажу лишь о наиболее сильных своих впечатлениях.

Во-первых, поражает тишина. В городе такой тишины не бывает даже глубокой ночью. Здесь ее постоянно спугивают самые разные звуки, издаваемые цивилизацией: цокот каблучков по асфальту (кто-то припозднился возвращаясь домой), долетающий неизвестно откуда неровный стук колес далекого-далекого поезда, заливистые вопли сработавшей где-то авто-сигнализации. В общем, город постоянно напоминает о себе.

А тут! Только тихое журчание речки за бортом, да убаюкивающий стрекот цикад на закате в прибрежных зарослях, да еще плеск играющей рыбы. Днем – пение птиц и сухой треск крыльев стрекоз, стремительно и изящно лавирующих над водой. Первозданная природа…

Наша природа удивительно хороша! Пейзажи такие, что хоть садись, да картину пиши. Смотришь на высокие, крутые берега с выступающими известняковыми скалами и невольно думаешь: мама, дорогая, сколько мощи, величия и красоты! До мурашек по спине, ей Богу. Кстати, как правило, под такими вот почти отвесными кручами обязательно бьют родники со студеной (даже в самую нестерпимую жару) живой водой. Наливаешь ее в бутылку, и стенки сосуда мгновенно запотевают из-за разницы температур.

 Между прочим, вода в верховьях Быстрой Сосны намного чище и прозрачнее, чем в районе нашего города. Примерно такой она остается до впадения в Сосну реки Олымь. Ну, а после слияния нашей главной водной артерии с Ворголом водица и вовсе заметно мутнеет.

Что касается глубины речки, то, на мой взгляд, в среднем она составляет немногим более одного метра. При этом на перекатах Сосна мельчает буквально до нескольких сантиметров. Однако, встречаются заводи и омуты трехметровой глубины.

На нашем пути мы видели множество птиц. Целые стаи огромных серых цапель. Это родители с уже подросшими птенцами нагуливают жирок, питаясь рыбой, перед отлетом на зимовку в Средиземноморье. Несколько раз видели осторожную, скрытную выпь, болотную курочку, а так же, пожалуй, одну из самых красивых птиц средней полосы – зимородка, или рыбалочку. Наблюдали стайки уток – крякв и чирков.

БЫТ

Он был прост и примитивен, как бытие нильских крокодилов. Солнце в два дня окрасило нашу кожу в бронзовый цвет (и это при наличии тента над головой!) а жара, заставляла регулярно окунаться в воду. Тут, конечно преимущество сплава на плоту (например, в сравнении с байдаркой) чувствуются ощутимо. Не нужно лишних движений, просто перемещаешься к краю палубы и бултых… уже плывешь рядом с «кораблем».

Кушали мы, когда хотелось. Для приготовления пищи на борту имелась портативная газовая плитка, работающая от маленьких газовых же баллончиков. Владимир Анохин оказался отличным поваром, то есть коком. Его нарядные овощные салаты, сложносочиненные супы и даже незатейливая вермишель по-флотски (с тушенкой) грезятся мне до сих пор.

Кроме наблюдений за живописными картинами природы и регулярных купаний, мы слушали музыку (у нас был магнитофон, приемник, а так же я с гитарой) устраивали вечеринки. Во время одной из них, наш экипаж пополнился на 2 человека. Случилось это так.

Когда наш «корабль» достиг Чернавы, мы решили сделать большой привал. Узнав об этом, к нам в гости пожаловала целая куча народу из Ельца – жены, друзья, знакомые. Не обошлось без торжественного ужина (был выходной и день рождения Романа Рогачева) танцев и всеобщего веселья.

На следующий день, когда волна отдыхающих схлынула, на плоту, кроме нас остались еще два отважных елецких морехода Михаил Яровиков и Роман Тулупов. Памятуя о судах с тремя корпусами – тримаранами, Владимир Анохин пошутил, что мол, поскольку теперь у нас на борту три Романа, то наш плот вполне можно назвать трироманом. 

ВСТРЕЧИ

Как правило, на ночь мы причаливали к берегу, швартовали трироман и спали прямо на его палубе, укрывшись спальными мешками. Однажды утром, к месту нашей стоянки подъехал на мотоцикле пожилой рыбак. Увидев плот, он пришел в совершеннейший, детский восторг: «Ну, вы даете, ребята!» и долго расспрашивал об устройстве невиданного доселе судна, позабыв про удочки, сачки и саму рыбалку.

Вообще, на протяжении всего путешествия, плот притягивал искреннее любопытство встречных людей – купальщиков, рыбаков, жителей прибрежных деревень. Народ приветствовал нас взмахами рук, одобрительными возгласами и восхищенными взглядами. Уверен, что точно так же (или вроде того) наивные американские аборигены, встречали каравеллы Колумба, приплывшие (пардон) пришедшие открывать Новый Свет.

Так, в деревеньке Шереметьево (это было еще в Орловской области), где мы хотели пополнить запас хлеба, его нам задаром предлагала добрая бабуля. Оказалось в их населенный пункт ситник лишь раз в неделю завозит автолавка. Мы поблагодарили сердобольную бабушку, но от ее даров отказались. Ей-то еще 7 дней ждать авто-магазин, а мы можем купить хлеб ниже по течению. Старушка, прощаясь, провожала нас как на войну, перекрестив каждого по отдельности и задумчиво глядя на плот, с опаской произнесла: «Вот ведь, какую страсть удумали! А не потонетя в ей?!».  

А еще, однажды, нам уступил дорогу земснаряд (это такое гидротехническое сооружение – машина, для намывки песка) перегородивший поперек всю реку. Работавшие на нем дядьки, завидев нас, завели двигатель и со страшным грохотом отвели в сторону какой-то здоровенный механизм, напоминавший ковш экскаватора. Мы благополучно проскользнули в открывшуюся щель в фарватере, под одобрительные возгласы рабочих. 

ЭПИЛОГ

Наш поход, длившейся почти неделю, закончился неподалеку от Лавской плотины. Спасибо тебе плот, за то, что на время объединил в команду совершенно разных людей. Спасибо вам друзья и товарищи за компанию, за возможность отлично провести время в общем кругу. Спасибо тебе река за твои незабываемые красоты, которые, увы, люди зачастую не видят и не ценят. Спасибо и до свидания, до нового похода!

На снимках: члены команды плота В. Анохин (слева) и Р. Рогачев готовы к страту; на стоянку в Чернаве к нам пожаловали гости; идем против ветра, на моторе Р. Тулупов; Р. Демин – вообще-то я не курю, трубку взял для антуража.

Фото автора и Р. РОГАЧЕВА.

Читайте также

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Ну Ром вы даете.Хорошо провели время.Плыли целую неделю,я думал Вы за 2 дня дойдёте.Просто класс хороший отдых.Завидую.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 для диалога необходимо принять правила кофиденциальности и пользовательского соглашения *