Это будет не школьный Гоголь

0
417

Ольга ЕЛЬНИКОВА


Очередной сезон театр «Бенефис» начнет 3 — 4 ноября премьерой спектакля «Мертвые души». Для этой постановки приглашен режиссер из Уфы Эдуард Шахов. Он согласился встретиться с нашим корреспондентом и ответить на вопросы о себе и о грядущей премьере.

 

В верхнем фойе театра «Бенефис», где идут репетиции спектакля «Мертвые души», в глаза перво-наперво бросилась скамья, на которой аккуратным рядком стояли черепа. Бутафорские, разумеется. В стороне громоздился полиэтиленовый мешок, набитый, судя по округлым выпуклостям, все теми же черепами. Такое количество «бедных Йориков» не могло не удивить, потому и разговор начался именно с них.

— Похоже, ваш спектакль будет отличаться от школьного прочтения поэмы Гоголя. Что же это у вас тут за черепа такие?

— Действительно, наши «Мертвые души» не станут постановкой в рамках школьной программы, это не будет костюмный, выдержанный в строгих исторических реалиях спектакль. Надеюсь, мы сможем предложить зрителю современное прочтение Гоголя. Классика потому и классика, что в каждую эпоху читатели находят в ней сегодняшние, созвучные времени смыслы. Хотелось бы, отказавшись от некоторых особенностей формы, то есть от костюмов, интерьеров и прочего, донести до зрителя дух, смысл поэмы Гоголя. Черепа — это один из образов «мертвых душ». Мне хотелось бы максимально визуализировать их, овеществить, должно быть понятно, что речь идет о людях. В одном случае это будут черепа, в другом — старые пары обуви, в третьем… впрочем, не стоит раскрывать все секреты сразу.

— Вы ведь и автор инсценировки? А чем же вам известная, ставшая практически классикой инсценировка Булгакова нехороша?

— Она очень хороша. Но она была написана в другое время и для совершенно другого театра, другого способа существования на сцене. Булгаков, кстати, писал, что поставить «Мертвые души» на сцене невозможно, и согласился на создание этой инсценировки далеко не сразу. Я ни в коем случае не собираясь соперничать с Булгаковым, писал инсценировку, исходя из нынешних условий, стремился, сохраняя канву Гоголя, поймать в тексте поэмы нерв сегодняшнего дня.

— Как случилось, что вы приехали в Елец для этой постановки?

С коллективом театра «Бенефис» я познакомился в июне в Тобольске, где проходил XV фестиваль театре малых городов России. Там я и получил приглашение приехать к вам в Елец.

— Это не удивительно, ведь спектакль «Магазин», который вы поставили в Альметьевском драматическом театре, взял главный приз этого фестиваля. Скажите, а почему вы остановились на Гоголе?

— От руководства «Бенефиса» поступило предложение взяться именно за русскую классику. Мы рассматривали разные варианты. Шла речь и о «Преступлении и наказании», и о «Леди Макбет» Лескова, рассматривался вариант взять какую-то из вещей Сухово-Кобылина. В итоге остановились на «Мертвых душах».

— Как вы оцениваете труппу нашего театра?

— Хорошая труппа. Я посмотрел спектакль «Жизнь Арсеньева», с которым ваш театр ездил в Тобольск, видел и другие работы. Хороший актерский состав, правильный настрой в труппе. С женской частью коллектива я знаком несколько хуже, но о мужской впечатления самые позитивные. Мне приходилось работать в разных театрах разных городов и есть с чем сравнивать. В Ельце я нашел людей, которые очень хотят и любят работать, с которыми режиссеру легко. Податливость к режиссерскому слову, готовность понять и принять замысел — это важно.

НАША СПРАВКА:

Эдуард Шахов — выпускник Уфимской академии искусств, участник режиссерских лабораторий Анатолия Васильева (Москва, Центр современной драматургии) и Валерия Фокина (Санкт-Петербург, Александринский театр). Поставил более 30 спектаклей в театрах Оренбурга, Салавата, Стерлитамака, Березников, Казани. Среди постановок — спектакли по пьесам Мольера, Гоцци, Чехова, Стриндберга, Шварца и т. д. Неоднократный участник и победитель различных театральных фестивалей, спектакль «Кавардак-Forever» был приглашен на показ лучших спектаклей малых городов на сцене московского Театра наций.

— Вы больше тяготеете к классике или к современной драме?

— Так сложилось, что я больше ставлю современную драму. Даже сожалею, что редко приходилось обращаться к классике. Но в современной драме много возможностей для неординарных режиссерских решений, она требует особого подхода. Не удивительно, что многие даже стараются просто с ней не связываться, побаиваются, что ли. «Магазин», с которым мы победили в Тобольске, — это современная пьеса, как раз из тех, что требуют особого взгляда и решения. Рад, что нам все удалось. И сейчас я с радостью работаю над Гоголем, надеясь, что зрители вместе с нами поймут, насколько этот текст пронизан идеями и настроениями сегодняшнего дня.

— Спасибо вам за беседу. С нетерпением будем ждать премьеры.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 для диалога необходимо принять правила кофиденциальности и пользовательского соглашения *