новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

«Грамматика любви»: вымысел или реальность?

0 49

Александр КАРСКИЙ,
Санкт-Петербург

Начало — от елецкой фотографии
В семейном альбоме, доставшемся мне от бабушки Ольги Васильевны Шевченко, уроженки Ельца, имеется фотография, на которой запечатлены две ее подруги, ученицы елецкой гимназии. На оборотной стороне карточки карандашом написано:
«Елец, 1910 год, у Семенских.
Марина Семенская.
Надя Хвощинская».

Как удалось выяснить по «Памятным книжкам и адрес-календарям Орловской губернии», полковник Иван Александрович Семенский перед первой мировой войной был в Ельце уездным воинским начальником. В 1910 году он проживал в доме купца Черномашенцева на углу Успенской (ныне ул. Советская) и Введенской (ул. Профсоюзная) улиц. Снимок сделан, как ясно из записи, в квартире полковника. Полагаю, сидит его дочь Марина. А рядом стоит Надежда Хвощинская. В руках у Марины портфолио (внутри круга на обложке ясно читается Photo). Возможно, это групповой снимок гимназисток по случаю окончания очередного класса.
Из обстановки видно не так уж много: изящные ширмы с изображением цветов, стул с гнутой спинкой, под потолком — осветительный прибор, похожий на фонарик, на стене в рамочке не то фотография, не то картинка. Типичные апартаменты обеспеченной семьи начала ХХ века. Спрашивается: какое отношение эта фотография имеет к И. А. Бунину, кроме того, что эти девушки похожи на героинь «Темных аллей»? К цепочке интересных размышлений подводит только фамилия одной из гимназисток — Хвощинская.


Фамилия из расссказа


Фамилия эта встречается в рассказе И. А. Бунина «Грамматика любви», впервые опубликованном в альманахе «Клич» в 1915 году. В нем рассказчик, направляясь в дальний край уезда, заезжает в деревню Хвощино, бывший владелец которой, помещик Хвощинский, как сказано, «всю жизнь был помешан на любви к своей горничной Лушке, умершей в ранней молодости». На первый взгляд, может показаться, что фамилия польского происхождения. Действительно, в России проживали представители известного с давних времен шляхетского рода Хвощинских. Но были и другие дворяне, происходившие от некоего боярина по прозвищу Хвощ. Они получили жалованные грамоты еще от Ивана IV и были записаны в Гербовнике по Тамбовской и Тульской губерниям. Еще два рода Хвóщинских, более позднего происхождения, числились по Московской и Орловской губерниям. Фамилия их произносилась с ударением на первом слоге. И в рассказе «Грамматика любви» это особо подчеркнуто.


Дорога и усадьба


Получается, И. А. Бунин прекрасно знал, что в Орловской губернии существуют дворяне Хвóщинские. В рассказе название их вотчины передается в разговорах персонажей по-разному: то Хвощинское, то Хвощино… На картах в окрестностях Орла, верстах в 30 к югу от города, и по сию пору можно найти небольшую деревушку Хвощино. Находится она в стороне от трассы Орел — Елец, ведет к ней дорога от Станового Колодезя через Еропкино-Большак. Если вчитаться в описание пути рассказчика, то возникает впечатление, что описана именно эта местность: «Места становились все беднее и глуше… Потом дорога, то пропадая, то возобновляясь, стала переходить с одного бока на другой по днищам оврагов, по буеракам в ольховых кустах и верболозах… Была чья-то маленькая пасека, несколько колодок, стоявших на скате в высокой траве, краснеющей земляникой… Объехали какую-то старую плотину, потонувшую в крапиве, и давно высохший пруд…».
Наконец рассказчик подъезжает к усадьбе. «Дом, довольно большой, когда-то беленый, с блестящей мокрой крышей, стоял на совершенно голом месте. Не было кругом ни сада, ни построек — только два кирпичных столба на месте ворот да лопухи по канавам… Фасад дома был необыкновенно скучен: окон в нем было мало, и все они были невелики, сидели в толстых стенах. Зато огромны были мрачные крыльца».
Мастерство писателя впечатляет. Описание дороги и старого дома настолько зримо, что читателю кажется, будто он сам въезжает в Хвощино. Однако это рассказ, а не документальный очерк. На самом ли деле владелец именно этого захудалого имения пережил сильнейшую любовь и огромное горе после смерти возлюбленной? «Он когда-то слыл в уезде за редкого умницу. И вдруг свалилась на него эта любовь, эта Лушка, потом неожиданная смерть ее, и все пошло прахом: он затворился в доме, в той комнате, где жила и умерла Лушка, и больше двадцати лет просидел на ее кровати…».


Подсказка И. А. Бунина


В небольшом очерке «Происхождение моих рассказов» И. А. Бунин пишет: «Мой племянник Коля Пушешников, большой любитель книг, редких особенно, приятель многих московских букинистов, добыл где-то и подарил мне маленькую старинную книжечку под заглавием «Грамматика любви». Прочитав ее, я вспомнил что-то смутное, что слышал еще в ранней юности от моего отца о каком-то бедном помещике из числа наших соседей, помешавшемся на любви к одной из своих крепостных, и вскоре выдумал и написал рассказ с заглавием этой книжечки…».
Итак, писатель утверждает, что рассказ он выдумал, но в основе его, тем не менее, лежит какая-то история, слышанная им еще в ранней юности. Ранняя юность — это как раз время учения в елецкой гимназии (1881 — 1886 гг.). Родители его жили тогда в своем имении в Озерках Елецкого уезда. Но, как видим, история относится еще к эпохе до отмены крепостного права, то есть до 1861 года. Скорее всего реальная история со временем превратилась в своеобразный уездный анекдот. А маститый писатель И. А. Бунин создал на его основе маленький художественный шедевр.


О первой «Грамматике любви»


Мне удалось разыскать книжечку «Грамматика любви» в Российской национальной библиотеке. Она небольшого формата (размером 80х140 мм), обычная серовато-голубоватая бумажная обложка (в переплете размер 90х150 мм). На обложке напечатано, что это сочинение г. Мольера, но на самом деле великий драматург Ж.-Б. Поклен (псевдоним — Мольер) к этой брошюрке, разумеется, никакого отношения не имеет. Автор «Грамматики любви, или Искусства любить и быть взаимно любимым» — Ипполит-Жюль Демольер, забытый ныне французский прозаик и комедиограф. Свои произведения он подписывал псевдонимом Молери. Сборник сентенций, афоризмов и высказываний великосветских матрон и дам полусвета «Грамматика любви» был опубликован в Париже в 1829 году. И уже через два года перевод этого вышел в Москве (цензор С. Т. Аксаков, впоследствии известный писатель, допустил его к изданию 29 октября 1831 г.).
Следует заметить, что текст г. Демольера не блещет перлами остроумия, тонкой наблюдательностью, парадоксальностью выражений. А уж перевод тем более выполнен топорно.
В свете сказанного становится понятней и глубинная мысль И. А. Бунина: странная книжица, полиграфическая нелепица, наполненная французскими банальностями и пошлостями, произвела неотразимое впечатление на захолустного провинциала — и это было бы смешно, если б любовь его к Лушке не оказалась столь искренней, преданной, безоглядной и неистребимой. Однако и это все не спасает от упадка и вырождения: наследник, плод любви, оказался человеком неустроенным в жизни — без серьезного дела, без высокой цели, без твердых моральных принципов. Молодой человек сожительствует с женой дьякона и, постоянно нуждаясь, продает даже семейную реликвию — пресловутую «Грамматику любви». В итоге кажется, что обитатели Хвощино постигли только самые азы любви, но так и не смогли подняться до ее высот.


Немного о Хвощинских


Думается, в таком контексте содержание рассказа не могло понравиться Хвощинским, обитавшим в Орловской губернии. В 1870 — 1880 годах, когда юный Ваня Бунин услышал эту историю, памятные книжки показывают наличие в губернии некоего Василия Хвощинского. Но он не может быть прообразом описанного в рассказе помещика, так как вел, похоже, активную общественную жизнь, являясь старшим членом Орловского общества конского бега.
В XIX веке была широко известна писательница Надежда Дмитриевна Хвощинская, в замужестве Зайончковская (1824 — 1889). Однако родом она была из Рязанской губернии, отец ее состоял мелким чиновником. Очевидно, это совершенно другая ветвь старинного рода.
«Памятная книжка и адрес-календарь Орловской губернии» также показывает в начале ХХ века несколько носителей интересующей нас фамилии. Вот, например, Юрий Богданович Хвощинский — корнет 17-го гусарского Черниговского полка. Расквартированный в Орле, он состоял во 2-й отдельной кавалерийской бригаде, куда входил также 18-й Нежинский полк из Ельца.
В конце рассказа «Грамматика любви» И. А. Бунин указал дату окончания этого произведения: 18.02.1915. В это самое время оба братских гусарских полка воевали далеко в Галиции, в заснеженных Карпатах. Очевидно, офицер до конца войны так ничего и не узнал о рассказе — то ли выдуманном, то ли достоверном, однако напрямую касавшемся представителей его фамилии.
Вот какую цепочку исследований вызвала старая фотография из семейного альбома.

Фотография, с которой началось исследование.
Из архива А. Карского.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности