Родные руки прикоснулись…

0
166

Татьяна ЩЕРБАТЫХ


Эта история началась почти четыре года назад. К следопытам школы № 23 и руководителю школьного музея Татьяне Сергеевне Докиной попал пакет с письмами с фронта и фотографиями людей в военной форме, который был найден на чердаке дома № 50 по улице Мира. Всего 21 пожелтевший от времени треугольник с неизменным штампом «Просмотрено военной цезурой» был прислан на адрес: ул. 3-го Интернационала — так в прифронтовом Ельце тогда именовалась нынешняя улица Мира. Сегодняшние жители этого дома ни о письмах, ни о прежних его обитателях ничего не знали…

 

Неоконченная история

Когда были перечитаны все письма, открылась следующая картина. В доме № 50 во время вой­ны жила семья Федоровых: Петр Дмитриевич и Александра Васильевна. Двое детей — Николай и Ольга — были на фронте. Их письма домой родителям и младшей сестренке Ирине и были обнаружены на чердаке.
Кто все эти люди? Как сложились их судьбы? Вернулись ли Николай и Ольга с фронта в Елец? Есть ли у них дети и внуки, что они знают о своих близких? Наконец, почему пакет с аккуратно сложенными письмами оказался на чердаке?
Эти и многие другие вопросы пытались решить школьники вместе со своим руководителем. По сохранившимся почтовым штемпелям удалось выяснить, что Николай Петрович Федоров служил на Ленинградском фронте, в 46-й отдельной роте ВВС. В 1943 году был ранен. Ему удалили указательный палец и признали солдата нестроевым. Перевели в другую часть, где он учился на водителя. Последнее из найденных писем датируется 1944 годом: «Уезжаю куда сами знаете!», — написал он родным, видимо, намекая на то, что наши войска пошли в наступление уже по территории Европы.
Ольга служила в одной из частей аэродромного обслуживания, как-то даже находилась недалеко от брата, о чем сообщала домой.
Школьные следопыты с ног сбились, пытаясь узнать о дальнейшей судьбе семьи Федоровых. Увы, без дат и мест рождения многочисленные поисковые порталы и сайты оказывались бесполезными. В декабре 2014 года в «Красном знамени» вышла статья автора этих строк «И чтоб родные руки прикоснулись». В ней мы постарались назвать и представить максимальное число фамилий и фотографий, чтобы расширить возможности поиска — в надежде на то, что читатели нашей газеты узнают кого-то из героев публикации.
Люди откликались, но в итоге оказывалось, что они знали или являются родственниками совсем других Федоровых.

Ниточка к разгадке

Сменилось поколение ребят, которые начинали заниматься поиском семьи Федоровых, письма и фотографии заняли почетное место в школьном музее. Но его руководитель Татьяна Сергеевна Докина никак не могла смириться с тем, что поиски могут закончиться ничем. И уже с другими следопытами снова и снова возвращалась к этой неоконченной истории.
Однажды рассказала ее председателю архивного комитета администрации города Е. В. Карауловой — школа активно сотрудничает с архивариусами по многим краеведческим вопросам. И Елена Владимировна подсказала идею: а не попробовать ли отыскать следы Федоровых через Пенсионный фонд? Ведь на руках у следопытов была важная зацепка: известно, что Николай Петрович был ранен в руку, ему ампутировали указательный палец. Значит, в мирное время его должны были признать инвалидом, а личное дело может храниться в Пенсионном фонде.

— В управлении ПФР Ельца к нам отнеслись с пониманием, — рассказывает Татьяна Сергеевна Докина. — Мы не поверили своей удаче — специалисты быстро отыскали учетную карточку Н. П. Федорова, 1922 года рождения, пенсионера, инвалида Великой Отечественной войны, умершего в 1987 году. Среди его адресов — Рабочий поселок, 20, до этого поисковикам неизвестный. В деле также указывалось, что пенсию за Николая Петровича получал Валентин Николаевич Федоров, по всему выходило, его сын, живший на улице Пушкина.
В тот же день Докина со школьниками поехала по последнему адресу. С собой взяли письма и фото Николая Петровича. Обитатели квартиры рассказали, что в 1999 году, незадолго до оформления сделки купли-продажи этого жилья, Валентин Николаевич Федоров умер, и сделку заключали с его старшей дочерью Инной Валентиновной Ташлыковой.
— Меня как током ударило, — вспоминает Татьяна Сергеевна Докина. — Дело в том, что одна из моих бывших учениц вышла замуж и стала Ташлыковой. Я понимала, таких совпадений не бывает! Но уж очень все мы верили, что наконец-то на правильном пути.
Найти телефон бывшей ученицы было делом техники. Татьяна Сергеевна набирала номер, а сердце колотилось так, что, казалось, сейчас выпрыгнет наружу.
— Я только сказала: «Ничего не спрашивай, все потом объясню, но ответь: твою свекровь зовут Инна?» — и сейчас с волнением и дрожью в голосе вспоминает Татьяна Сергеевна.
Да, это была та ниточка, которая прямиком вывела следопытов на историю семьи Федоровых.

Неизвестное стало известным

Николай Петрович Федоров был призван на срочную воинскую службу в апреле 1941 года, и к началу Великой Отечественной служил в Карелии. Именно поэтому в архиве елецкого военкомата не было карточки учета призыва в действующую армию.
Часть, где Николай Петрович служил связистом, после начала боевых действий была переброшена к Ленинграду. Вскоре Федоров прошел боевое крещение. В конце октября солдат в составе 86-й дивизии попал на «невский пятачок» — территорию два километра в ширину и метров шестьсот в длину. Когда Ленинград оказался в блокадном кольце, наши войска пытались здесь прорвать окружение и соединиться с главными силами. Но это им не удавалось. Войска несли большие потери. Говорят, немецкие пулеметчики сходили с ума от количества убитых красноармейцев, идущих в атаки раз за разом. В этой мясорубке Николай чудом выжил.
Воевал в Ленинграде до лета 1942-го. Затем по Дороге жизни через Ладогу их часть переправили на большую землю. Она вошла в состав Волховского фронта. Федоров участвовал в ожесточенных боях под Новгородом, Псковом, Лугой.
Ранение получил в апреле 1944 года в Нарве. Там и закончились фронтовые будни командира отделения связи, сержанта Николая Петровича Федорова. За проявленные смелость и мужество он был награжден медалью «За боевые заслуги». А к 40-летию Победы его нашла еще одна награда — орден Отечественной войны второй степени.

Мирная жизнь

В 1944 году Н. П. Федоров демобилизовался, устроился на работу на элементный завод (ныне АО «Энергия»), получил ведомственное жилье — как раз в Рабочем поселке. Еще до войны в армию его провожала девушка Зоя, так что, вернувшись с фронта, Николай женился на любимой. Причем, против воли матери, которая была почему-то категорически не согласна с выбором сына. Отношения совсем разладились после беды, приключившейся с Зоей. Желая пополнить семейный бюджет, она вместе с подругами торговала на рынке яблоками, набранными в садах совхоза «Ключ жизни». За этим занятием их арестовали сотрудники правоохранительных органов. Началось следствие: откуда фрукты? Николай просил маму, чтобы та свидетельствовала, что эти злосчастные яблоки из родительского сада. Но Александра Васильевна не согласилась. В итоге суд дал Зое тюремный срок за хищение социалистической собственности. Николай, чтобы спасти жену, даже писал письмо Ворошилову. Тот просьбе бывшего воина внял, но Зоя все равно два года находилась на спецпоселении.
В 1948 году у Николая и Зои родился сын Валентин. Уже повзрослев, во время службы в армии он познакомился с девушкой из обрусевших немцев, влюбился и женился. Парадоксально, но его мама Зоя, как когда-то ее свекровь Александра Васильевна, поначалу не приняла невестку. Тем не менее, семья сложилась крепкая, жили дружно.
Николай Петрович Федоров более 40 лет отработал на элементном заводе слесарем-ремонтником. Трудился, как и воевал — на совесть. О нем и его высоких трудовых показателях не раз писали заводская газета «Энергия» и городская «Красное знамя». В 1970 году к боевым наградам добавилась мирная — медаль «За доблестный труд».
В 1977 году ветеран войны и труда Н. П. Федоров ушел на заслуженный отдых. Но не выдержал дома и года — снова вернулся в родной цех № 10. Работал там еще более 10 лет, хоть в 1979 году и перенес инфаркт. В семье его помнят очень добрым, веселым, спокойным человеком, которого все любили. Дом был хлебосольный и гостеприимный, Николай Петрович нередко брал в руки гармонь. Из-за ранения руки приловчился играть… перед зеркалом. А еще любил рыбачить, его уловами, как говорят, объедался весь Рабочий поселок.

Человек жив, пока есть кому хранить память о нем…

Обо всем этом школьные следопыты узнают позже, когда познакомятся с внучками Николая Петровича — Инной и Ольгой.
— Узнала телефон Ольги Валентиновны, внучки Николая Петровича, рассказываю ей про письма деда, о доме на улице Мира, а в трубке — звенящая тишина! — рассказывает Т. С. Докина. — Я так аккуратно спрашиваю, мол, вы меня слышите, а в ответ такое взволнованное, с придыханием: «Можно я сяду?!».
Позже Ольга Валентиновна приезжала в школу, встречалась с ребятами. Бережно, со слезами на глазах брала в руки и читала пожелтевшие, кое-где ставшие совсем ветхими треугольные листки бумаги, написанные рукой деда. Она заново открывала для себя некоторые страницы истории родной семьи. Ольге Валентиновне из экспозиции школьного музея подарили несколько хорошо сохранившихся писем деда. Она теперь частый гость в школе и безмерно благодарна следопытам.
Говорят, человек жив до той поры, пока есть кому хранить память о нем. Поэтому Николай Петрович Федоров, солдат Великой Отечественной, и сегодня здесь, с нами.

КСТАТИ:

Поисковая история семьи участника Великой Отечественной войны Николая Петровича Федорова легла в основу работы ученика 8-го класса школы № 23 Максима Карасева, выступившего с ней на городской краеведческой конференции в секции «Военная история», и была отмечена в числе лучших.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 для диалога необходимо принять правила кофиденциальности и пользовательского соглашения *