Как Елец спас Москву и династию Романовых

0
314

Роман ДЕМИН,
roman@kznam.ru


Сегодня в Ельце начал работу съезд союза городов воинской славы, участие в котором принимают делегаты почти 30 муниципалитетов, награжденных этим почетным званием РФ за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные их жителями в борьбе за свободу и независимость Отечества.

 

На страже государства

За свою многовековую историю Елец не раз становился на пути врагов, приходивших к нам с огнем и мечом, чтобы уничтожить саму русскую государственность. Древний город-воин исправно выполнял свой священный долг защитника и спасителя Отечества, порой даже ценой собственной гибели.
Так было во время нашествия Тамерлана в 1395 году, когда его огромное войско устремилось на захват Руси и Европы, а в итоге повернуло от Ельца вспять. То же сталось и с фашистскими полчищами, намеревавшимися покорить нашу Родину в 1941 году. У стен Ельца, в ходе одноименной фронтовой наступательной операции, гитлеровцы впервые получили по зубам, а сама битва стала первым крупным успехом Красной Армии в ходе Великой Отечественной войны.
Еще одно подобное событие произошло у стен нашего города ровно 400 лет назад — летом 1618 года. Тогда к Ельцу подступила 20-тысячная армия гетмана Петра Сагайдачного, спешившая на помощь полякам, чтобы свергнуть с русского престола первого из царей династии Романовых — Михаила Федоровича. По мнению ученых-историков, наш город-воин вновь сыграл ключевую роль в судьбе молодого российского государства. Четырехсотлетний юбилей — отличный повод вспомнить об этом немаловажном эпизоде отечественной истории. А начнем мы с личности предводителя нападавших — гетмана Сагайдачного.

Кто такой Петр Сагайдачный?

Петр Конашевич (Кононович) Сагайдачный родился в 1570 году в мелкошляхетской семье в небольшом селе, в нынешней Львовской области Украины. Получил отличное образование в первом вузе Восточной Европы — Острожской славяно-греко-латинской школе (Ровенская область современной Украины).
В самом начале XVII века Сагайдачный из-за каких-то семейных неурядиц отправился искать счастья в Запорожскую Сечь, где в период между 1605 и 1610 годами стал кошевым атаманом. В некоторых источниках утверждается, что в 1606 году казаки, не спрашивая поляков, выбрали Сагайдачного своим гетманом.
До 1618 года запорожцы совершили несколько походов против Турции и Крымского ханства, захватив немало городов-крепостей, доселе считавшихся неприступными.
Современники характеризуют Сагайдачного как прагматичного, очень хитрого политика, реформатора и талантливого военачальника, имевшего большой авторитет среди казаков.
Именно такой союзник был нужен польскому королю Сигизмунду III, желавшему, несмотря на тяжелое поражение после 1612 года, посадить своего сына Владислава на русский престол. В итоге поляки заручились поддержкой Петра Сагайдачного в обмен на некоторые уступки для Запорожской Сечи. Ему даже прислали гетманскую булаву, бунчук, печать и флаг.

За что боролись и почему штурмовали?

Выполняя условия союзного договора, летом 1618 года Сагайдачный двинул на Москву запорожское войско. Это был 20-тысячный отряд профессиональных, закаленных в битвах отчаянных рубак, не боявшихся ни Бога, ни черта. По плану гетман должен был соединиться с ратью королевича Владислава (у него имелось от 15 до 25 тысяч воинов) и штурмом овладеть русской столицей. Затем польский королевич вступал бы на русский трон. А первого представителя династии Романовых — юного царя Михаила Федоровича, избранного на престол собором «всей земли Русской» в 1613 году, — судя по всему, ожидала смерть.
По пути к Москве Петр Сагайдачный оказался у стен Ельца. Его казаки по привычке попытались, было, взять крепость с ходу, но, как говорится, тут вам не Турция! Сделать это им не удалось ни со второй, ни с третьей попытки.
Поскольку город был «крепким орешком» с добротными укреплениями и гарнизоном, насчитывавшим около двух тысяч человек, возникает резонный вопрос: зачем войско Сагайдачного с упорством и даже остервенением штурмовало крепость, вместо того чтобы попросту обойти ее стороной и двинуться к Москве — своей главной цели?
Ответ прост: алчность! Оказывается, в Ельце в тот момент укрылось столичное посольство. Оно везло крупный выкуп крымским татарам, дабы те не беспокоили южные границы молодого Русского государства.
Узнав о богатой казне, скрываемой за стенами города, черкасы (так тогда называли запорожцев) решили во что бы то ни стало сорвать этот куш. Еще бы! Послы везли меховую казну на 10 тысяч рублей и крупную (по разным сведениям, до 30 тысяч рублей) сумму денег серебром и золотом.

Находка елецких ученых

В течение трех дней с 3 по 6 июля запорожцы безрезультатно штурмовали елецкую крепость. Городской гарнизон мужественно отражал все атаки неприятеля. Однако в ночь с 6 на 7 июля 1618 года после решительного приступа цитадель все же пала.
Ранее считалось, что Сагайдачному удалось перехитрить опытного елецкого воеводу Андрея Богдановича Полева, который в один из моментов сражения уверовал, что большая часть войск гетмана отступает от городских стен. Тогда, мол, Полев со своей ратью вышел из крепости, дабы преследовать врага. И тут-то ельчане попали в засаду, вследствие чего город был сдан.
Однако ученые ЕГУ им. И. А. Бунина (в частности, доктор исторических наук Д. А. Ляпин) не так давно обнаружили в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) любопытные сведения об этой битве. Исторические факты свидетельствуют о том, что захватчики Ельца взобрались на городские стены в буквальном смысле по трупам своих же товарищей. Один из очевидцев тех далеких событий, находившийся во время осады в крепости, прямо писал, что черкасы (казаки), несмотря на огромные потери от городских пушек, стрелявших по наступавшим картечью, «к Аргамачьим воротам по своим по побитым людем … взошли».
Иными словами, за взятие цитадели запорожцы заплатили большой кровью, ценой огромных потерь.

Что значила эта «победа»?

После падения крепости досталось и Ельцу. Он подвергся разорению, многие его защитники и жители были убиты или взяты в плен.
Вот что с горечью писал об этом царь Михаил Федорович Романов в своей грамоте к Донскому войску, датированной 21 июля 1618 года: «Недруг наш и разоритель всего нашего великого Российского царствия полский Жигимонт король (король Сигизмунд III, отец королевича Владислава — прим Р. Д.) умыслил наше Московское государство воевать и разорять… И запорожских черкас полковника Саадашново он же король, со многими людьми прислал в наши полские городы (города, стоящие на границе с Диким полем, назывались польскими — прим. Р. Д.) и, пришедчи искрадом (то есть неожиданно — прим. Р. Д.) городы и остроги сожгли, и посла нашего Степана

Хрущова… и казну взяли».

Кстати сказать, есть свидетельства, что казакам Сагайдачного удалось захватить лишь половину посольской казны. Куда делась другая ее часть, доподлинно неизвестно. Возможно, эту тайну по сию пору хранит елецкая земля под нашими ногами.
Что же касается запорожского войска, то для него взятие Ельца оказалось пирровой победой. Из-за многочисленных потерь оно уже не могло оказать сколь-нибудь серьезной помощи польскому королевичу Владиславу. А ведь тот делал на казаков особую ставку при завоевании русской столицы. Судите сами, когда поляки пошли на приступ Москвы, воины гетмана Сагайдачного в штурме даже не участвовали (оставались в «резерве»), поскольку были сильно потрепаны, немногочисленны и деморализованы.
Так, благодаря стойкости и мужеству ельчан, по сути, обескровивших наиболее дееспособную часть армии королевича Владислава, провалился план Речи Посполитой по захвату не только Москвы, но и трона Российского государства. Пожалуй, в этом главное значение событий 400-летней давности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 необходимо принять правила конфиденциальности