Тайны выступа казанского кладбища

0
268

Адольф ШЕВЕЛЮК,
педагог


В книге Владимира Александровича Заусайлова «Купеческий Елец. Альбом» (Елец. Выпуск 2. 2004 г., стр. 7) приводится родословная предков и потомков Александра Николаевича Заусайлова, знаменитого табачного фабриканта. Попытка показать его с лучшей стороны приводит к многочисленным ошибкам, недосказаниям, а то и прямо к подтасовкам.

 

Заусайлов и сыновья

Например, есть нестыковка, связанная с детьми Александра Николаевича и Варвары Васильевны Шляховой, третьей его жены. В родословной таблице, приведенной в книге, значится, что сын Михаил родился в 1900 году без указания даты, а Вячеслав — 17.09.1900 года. Разница в рождении сыновей странная, не правда ли? Явно два первых сына А. Н. Заусайлова не были двоешками. И никак не могли родиться в один и тот же год. Грамота о присвоении звания потомственного почетного гражданина Александру Николаевичу и его семье от 24 октября 1900 года свидетельствует, что Вячеслава в списке нет, а Михаил уже есть. Учитывая бюрократический характер присвоения званий в России, Михаил должен был родиться не менее чем за год, а то и два до прихода в Елец документа о дворянстве.
На семейной фотографии братьев Александра и Митрофана Заусайловых с сыновьями разница в возрасте даже навскидку не менее двух лет (первый слева Михаил и третий Вячеслав стоят). Когда я получил от Владимира Александровича экземпляр его книги в подарок, то указал ему на эту нестыковку. Последовавший затем разговор не привожу, так как он не дает ответа на поставленный вопрос. Я-то ответ на него прекрасно знаю. Характер Александра Николаевича был жестким и даже жестоким. Недаром его первые две жены ушли с этого света в очень ранние годы. И сын Михаил покончил жизнь самоубийством, по слухам, из-за деспотизма отца. Об этом знал каждый ельчанин, живший в ту пору.

Выступ в ограде кладбища

Но семья старалась это скрыть. Вот и Владимир Александрович придерживался того мнения, что в семье Заусайловых суицида не было, и старался показать, что к 1915 году Михаил был еще маловат для принятия решения о самоубийстве.
Интересно посмотреть, о чем пишут елецкие газеты того времени. А вот о чем. Оказывается, в 1914 году Александр Николаевич Заусайлов выиграл подряд на строительство кирпичной стены — ограды елецкого казанского кладбища. Он запросил с городской управы самую маленькую цену, явно себе в убыток. Да и зачем махорочному фабриканту, не имеющему в своей фабрике такого большого количества строителей, был этот подряд? Ведь ему пришлось нанимать артели каменщиков, землекопов, гранильщиков известняка. Вы скажете: откаты. Да, в то время они имели огромное значение, но сумма, полученная от городской управы, не могла покрыть даже расходов на оплату рабочим и строительные материалы. Какие уж тут откаты! И вот все писавшие тогда статьи в газетах отмечают, что Заусайлов уж очень хотел похоронить своего сына на кладбище (а самоубийц тогда здесь не хоронили) и прибег к действенной мере. И что же мы видим? Стена кладбища, выходящая на сегодняшнюю улицу Свердлова, имеет квадратный выступ. Есть он и сейчас. Одно время через него проходили люди с одной стороны кладбища на другую, в частности, работницы фабрики «Елецкие кружева». Но сейчас проход закрыли и правильно сделали.

Что искал Владимир Александрович

Как-то занимаясь фотографированием кладбищенских надписей на памятниках в 2008 году, я вдруг натолкнулся на этот выступ и увидел: в середине участка недавно выкопанную яму, слегка забросанную землей — кто-то копал в этом месте. За бутылку узнал следующее: как-то В. А. Заусайлов бросил клич: «Кто хочет мне помочь? Нужно кое-что вскопать на кладбище». Некоторые из проживающих в соседних с погостом домах сразу же нашли лопаты. Все знали, кто такой В. А. Заусайлов, и сразу решили: не иначе как он ищет клад. Сняли верхний черноземный слой, зарытый предками. Начали копать, дошли до глины и… ничего. Могилы здесь не оказалось. Раздосадованный Заусайлов заплатил за работу деньги и ушел, взяв с копачей слово, что они засыплют образовавшуюся яму. Деньги решили дело: кто-то сгонял в ближайший магазин, оставшиеся кое-как забросали раскоп, и, как только горячительное появилось на горизонте, все бросили работу.
Я пошел к Владимиру Александровичу и рассказал обо всем ему. Он ответил, что копачи делали дело без его просьбы.
Однако, по мнению многих ельчан, Заусайловым сразу после революции было что закапывать, и приехавший их родственник аж с самого Ашхабада явно ищет сокровище.

Могилы настоящие и мнимые

Тогда-то я ему и рассказал, что строительство выступов на кладбищах — обычная история. Родственники тех, кто совершил суицид (повторюсь, хоронить самоубийц на кладбищах запрещалось), строят выступы в ограде, делают в них подобие могилы и таким образом закрывают глаза обывателям: дескать, пришлось похоронить вот за кладбищем. Люди видят пристройку (что-то наподобие могилки) и успокаиваются. А могила суицидного человека появляется там, где нужно, то есть в родовой усыпальнице. Конечно, речь идет в данном случае о состоятельных людях. Родовая усыпальница Заусайловых была в мужском монастыре, там-то и появилась безадресная могила. Только вот что-то за год случилось с самим Александром Николаевичем — или он испугался божьей кары, или не захотел лежать рядом с умертвившим себя сыном, но он попросил похоронить его в домовой церкви.
Но… Неожиданно появилась и другая версия. Когда при реставрации восстанавливалась могила А. Н. Заусайлова у Великокняжеской церкви, то никаких костей найдено не было, и его родственник Владимир Александрович вдруг получил от одного «доброхота» известие, что «добрые люди» или кто-то из родственников перезахоронили именно в тот выступ кладбищенской стены прах махорочного короля. Но это только еще одна версия. Ну а правду все еще хранит старинный выступ на казанском кладбище.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 необходимо принять правила конфиденциальности