Первый в елецком небе

0
144

Надежда КОНОВАЛОВА,
краевед


Эта трагедия произошла в нашем городе 107 лет назад. «Петербургская газета» в 1911 году в заметке «Еще одна жертва русской авиации» сообщала: «Елец, 16 августа. В городе Ельце погиб штабс-капитан Золотухин. Вечером в понедельник поручик Золотухин при первом полете на «Блерио» упал, причем его придавило аэропланом. Ночью летчик скончался». Мне захотелось узнать, откуда в маленьком старинном провинциальном городе, когда развитие воздухоплавания только зарождалось, появился «Блерио», кто этот первый авиатор, рискнувший поднять аппарат в воздушное пространство, и все подробности далеких трагических событий.

 

Путь в небо

Благодаря архивным данным выяснилось: Мстислав Максимович Золотухин родился в 1879 году на станции Ерыженской (область Войска Донского). Отец его, Максим Федосеевич, женат на ельчанке, урожденной Складневой, жившей в Черной слободе, занимался торговлей. Первоначальное образование Мстислав получил в уездном училище, по окончании которого перешел в реальное, но курса не окончил и поступил в армию вольноопределяющимся. Затем выдержал экзамены в юнкерское Санкт-Петербургское училище. Закончив его, служил в Бобруйском полку, стоявшем в Царицыне, где женился на дочери тамошнего управляющего Государственного банка Шершнева.
В 1909 году М. М. Золотухин жил в Японии, где изучал постановку военного дела. Хорошо владел китайским языком.
Пехотный офицер впервые увидел полет аэроплана в Харькове. И загорелся мыслью научиться летать. Учиться авиационному искусству, по словам его коллег, Золотухин начал в ноябре 1910 года в Севастопольской школе авиаторов. А 23 апреля 1911 он держал здесь экзамен на звание пилота-авиатора, но не получил его, так как во время одного из полетов произошло падение, самолет был разбит.
Однако мысль о покорении неба не оставляла офицера. Он отправился в гатчинскую школу «Гамаюн». Меж тем в Царицыне нашелся миллионер Воронин, который приобрел для Золотухина новый «Блерио».
12 июля 1911 года на гатчинском аэродроме в 6 часов утра состоялись два полета с механиком Лебедевым. Первый взлет на высоту 50 метров оказался успешным. А вот второй полет завершился неудачей вследствие крутого виража самолета. Машина упала и была сильно разбита. Только благодаря счастливой случайности Золотухин и Лебедев остались живы, отделавшись ушибами.
Катастрофы не уменьшили стремлений Золотухина к воздухоплаванию. После нескольких ученических полетов на аппарате «Фармана» Золотухин все же получил звание авиатора. Список выпускников Гатчинской авиационной школы за 1911 год указывает, что 10 августа Всероссийский аэроклуб (ВАК) вручил Мстиславу Золотухину диплом № 32.
Поломанный ранее аппарат «Блерио» после исправления от полученного повреждения погрузили в вагон и отправили по железной дороге в Елец, где намечен был первый публичный полет. Следом за самолетом отправился в Елец и М. М. Золотухин.

Полет и трагическая развязка

Объявление о предстоящем первом полете Золотухина опубликовано в газете «Елецкая жизнь» за 9 августа 1911 года: «14 и 15 августа в Ельце состоятся два полета М. М. Золотухина на двухместном моноплане системы «Блерио» с 70-сильным «Гномом». Полеты будут происходить на беговом ипподроме с 6 часов вечера. Цены мест — от 40 копеек (входные) до 4 рублей 50 копеек. Ложи (четыре места) 16 рублей. Желающие принять участие в полетах уплачивают за полет 50 рублей. Пока, как мы слышали, пассажирами записались только двое — А. В. Савельев и С. И. Певзнер. Аппарат уже прибыл и все время до полетов будет тщательно проверяться специальным механиком Лебедевым».
С большим нетерпением ельчане ждали первого полета самолета, назначенного на 6 часов вечера 15 августа. Задолго до этого времени горожане стали подходить к новому ипподрому, который располагался в стороне Орловского тракта. Состоятельные горожане проходили внутрь сооружения, обнесенного высоким и плотным забором, занимали места согласно купленным билетам. Люди победнее (а таких оказалось около десяти тысяч) размещались вне стен ипподрома. Всем хотелось своими глазами посмотреть на чудо ХХ века, на необыкновенный полет человека на машине.
В то время люди еще не могли осознать, что управляемый человеком тяжелый крылатый аппарат способен лететь по воздуху. Это воспринималось как что-то сверхъестественное, как чудо!
Газета «Елецкая жизнь» пишет: «15 августа состоялись полеты военного авиатора поручика Золотухина. Около 3 часов дня к ипподрому уже потянулись группы бесплатных зрителей, так называемых «полевых».
Полеты назначены на 5 часов дня, и к этому времени вокруг ипподрома образовалась уже огромная многотысячная толпа. Дул сильный ветер, который к началу полета стих. Условия как нельзя более благоприятствовали полету.
В 6 часов 50 минут аппарат, предварительно осмотренный механиком Лебедевым, вывезли из ангара и поставили на середину ипподрома. Авиатор в кожаной куртке и офицерских рейтузах довольно быстрой походкой, улыбающийся, подошел к аппарату и после некоторого внешнего осмотра сел в него.
Раздался шум мотора, но быстро смолк. Механики что-то «поколдовали» с аппаратом. И вскоре послышался правильный рабочий ритм мотора. В публике произошло движение в ожидании предстоящего зрелища.
На полетах присутствовал отец авиатора, приехавший на ипподром вместе с сыном.
И вот аппарат, красиво оторвавшись от земли, быстро стал взбираться вверх. Набрав нужную высоту, авиатор неожиданно начал делать вираж под гром аплодисментов многочисленной толпы, приветствовавшей полет.
Но вдруг аппарат так круто повернул, что накренился в левую сторону и стал молниеносно падать на землю. Раздались крики множества людей, только что с захватывающим интересом наблюдавших за полетом аэроплана: «Упал! Разбился!».
В публике произошла паника, с некоторыми дамами сделалась истерика. Все бросились к месту падения увидеть, что произошло.
Аппарат лежал в одной-двух саженях от забора, окружающего ипподром, совершенно исковерканным, возле него, лицом в землю, в несколько скрюченной позе лежал Золотухин. Его ноги были придавлены аппаратом. В двух-трех шагах валялось сиденье».
Золотухина освободили от придавившего его аппарата. Положили на спину. К нему подоспели врачи, которые находились среди зрителей: К. А. Орлов, Д. П. Сергеев, Л. М. Магалиф. Потребовали немедленно воды. Отмыли от крови лицо Золотухина.
Авиатора доставили в ближайшую больницу. Пульс не прослушивался. В больнице ему вспрыснули камфару, после чего больной стал издавать стоны. При исследовании оказалось: перелом левого бедра с сильным кровоизлиянием, перелом левого плеча, незначительные ссадины на лице и правой ноге и сотрясение мозга.
Врачами было сделано все возможное, но в 8 часов 55 минут вечера М. М. Золотухин, не приходя в сознание, скончался. Причиной смерти, по определению врачей, было кровоизлияние в мозг или резкое внутреннее кровотечение. Третье падение на аппарате «Блерио» для Золотухина оказалось роковым.
При осмотре одежды М. М. Золотухина найдено в кармане в бумажнике 225 рублей и заряженный револьвер.

Проводы героя

16 августа из городской больницы тело авиатора перенесли в часовню, находящуюся при Вознесенском соборе. На гроб покойного возложили венки. Трогательные надписи на лентах свидетельствовали о том, как глубоко и трепетно чувствовали люди потерю отважного, молодого человека. Венки были возложены от: общественного собрания с надписью «Безвременно погибшему завоевателю воздуха М. М. Золотухину»; служащих на станции Елец товарный: «Безумству храбрых поем мы славу»; гимнастического общества «Якорь»; А. А. Абрамова: «Дорогой ценой ты дал нам минуту счастья»; редакции и служащих газеты «Голос порядка»; учащейся молодежи; служащих телеграфа Юго-Восточной железной дороги с надписью «Прекрасен и вечен героя венец»; Воронина и Абрамова с надписью «Другу»; чинов почтового телеграфного ведомства — «Жертве науки»; С. И. Певзнера, который записался пассажиром на аппарат, собирался лететь с ним в первом же полете, но М. М. Золотухин заявил ему, что возьмет пассажира позже, когда сделает предварительно два-три круга.
В этот же день в 6 часов вечера была отслужена панихида чиновниками почтового ведомства. Во время панихиды присутствовала жена Золотухина, которая днем приехала с ребенком из Новочеркасска. При виде гроба с ней сделался приступ истерики, закончившийся обмороком. Вызванный врач К. А. Орлов, приведя ее в чувство, отвез домой к родным покойного мужа.
До панихиды настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы, основателем Аргамаченского общества трезвости священником Николаем Брянцевым были сказаны теплые слова о Золотухине как безвременной жертве науки.
Жителей взволновала трагическая смерть Мстислава Максимовича, первого в Ельце летчика. Имя Золотухина в то время было у всех на устах.
В воскресенье, 21 августа, с половины девятого утра площадь около собора и место, окружающее часовню, стало покрываться густою, многочисленною толпою желающих проводить смельчака в последний путь. В 9 часов тело авиатора торжественно перенесли в собор.
Толпа росла. И когда кончилось отпевание и гроб поставили на катафалк, Великокняжеская улица (ныне ул. Коммунаров) была запружена народом, который, раздвинувшись, дал лишь узкую дорогу для прохождения процессии.
Вдоль улицы выстроились гимназисты и гимназистки с венками. Траурное шествие направилось к городскому кладбищу. Там, против немецкого кладбища, вырыли могилу для авиатора. В час дня процессия пришла на кладбище.
Газеты писали: «Раздается последнее «прости», и толпа с обнаженными головами опустила гроб в землю. Через несколько мгновений над тем, кто жадно стремился отделиться от земли, вырос холмик.
На панихиде присутствовали все близкие покойного: отец, мать, жена, брат Д. М. Золотухин, организатор полета в Ельце.
Отдать последние почести погибшему явились люди всех положений, рангов, возрастов, полов и национальностей из разных уголков и окраин не только Ельца. На похороны приехал военный летчик барон Корф, окончивший парижскую воздухоплавательную школу.
На гроб покойного авиатора возложено от елецких учреждений, обществ и частных лиц двадцать пять венков, один из которых возложила Городская Дума».
Родные М. М. Золотухина получили массу сочувственных телеграмм от многих школ, аэроклубов, от авиаторов, от лиц, причастных и сочувствующих прогрессу воздухоплавания.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 необходимо принять правила конфиденциальности