Галопом по России: от Балтики до Кавказа

0
137

Ольга ЕЛЬНИКОВА


Так сложилось, что уходящее лето подарило мне возможность побывать в двух очень далеких друг от друга и разных, но в то же время очень сходных по своей туристической привлекательности регионах России. Речь о городе Железноводске (регион Минеральные Воды) и о курортном поселке Комарово (Ленинградская область). А поскольку о развитии внутреннего российского туризма сейчас не говорит только самый ленивый, я тоже решила внести свою лепту. Кроме того, смотрела на все, разумеется, через призму «местного патриотизма». Хочется, чтобы ельчане перенимали хорошее и не повторяли чужих ошибок.

 

Почему туризм в России обязательно должен развиваться

Посещение в одно лето предгорий Кавказа и побережья Балтики оставляет сильнейшее впечатление. В голову приходит банальная, но в то же время верная мысль: до чего же велика наша страна, как разнообразна и красива ее природа, как богато ее культурное наследие!
Железноводск — крохотный городок у подножия двух гор — Машука и Железной, город-спутник прославленного Пятигорска. Собственно, весь Железноводск — это скопление жилых кварталов вокруг роскошного Курортного парка на склонах горы Железной. Поселение делится на районы, которые называются по здравницам, в них расположенных. Так и говорят: район санатория им. Тельмана, район санатория имени Кирова, район «Лесного» или «Бештау». В парке три источника минеральной воды: Лермонтовский, Славяновский и Смирновский. О пользе этих вод можно прочитать тонны литературы, и, тем не менее, так всего и не узнаешь. Они действительно целебны.
Парк великолепный, с роскошными прогулочными аллеями, укромными уголками, с прекрасной панорамной лестницей, украшенной скульптурами и фонтанами. Здесь повсюду памятники садово-парковой архитектуры начала XX века, различные монументы, звучит музыка. Настроение в целом такое, что вспоминаешь и Остапа Бендера с его бессмертным: «Киса, мы чужие на этом празднике жизни», и нарядных господ и дам из «Княжны Мэри» Лермонтова. Одна из здешних гостиниц, кстати, так и называется «Княжна Мэри».
Богатство литературных ассоциаций не случайно. В этих благословенных местах бывали Пушкин, Толстой, Глинка, здесь лечился и провел последнюю ночь перед дуэлью Лермонтов.
В городке есть небольшой, но интересный краеведческий музей, несколько православных храмов, существует трогательный обычай в начале курортного сезона обходить крестным ходом все три минеральных источника с молитвой о даровании исцеления всем тем, кто приедет сюда на лечение. По склонам горы змеятся живописные тропы терренкуров, дарующих здоровье и молодость наряду с целебными водами.
В общем, русский Баден-Баден. Прекрасный климат, живописная природа, целебные свойства воды, история и культура — все слилось воедино, чтобы создать этот прекрасный уголок у подножия Кавказского хребта.

Скромное обаяние тихих улиц

По поводу Комарова Ленинградской области тоже просятся одни комплименты. Правда, надо сказать сразу, реальность не имеет ничего общего с известной песенкой про «недельку до второго». Нет в Комарово никаких скал и тем более морской пучины. Финский залив здесь такой мелкий, что в сторону горизонта можно идти по колено в воде с полчаса и больше. Но самое главное, чего нет в Комарово разу­далого настроения, которое дарит слушателю известный мотив. Здесь царят тишина, умиротворение и чинный покой. Даже улицы называются Дачная, Курортная, Цветочная и далее в таком же духе. Есть, правда, и Артиллерийская, Кавалерийская, а также улица Лейтенантов. Неудивительно, здесь некогда пролегала линия фронта беспощадной «зимней войны» с Финляндией.
Улицами здесь называют просеки в хвойном лесу, где между стволами деревьев разбросаны дачи, дома отдыха и детские лагеря. На побережье Финского залива ждут посетителей ресторанчики и гостевые дома, тянутся безлюдные пляжи. Тишина и покой несколько раз в день нарушаются шумом прибывающей электрички. Все остальное время слышно лишь пение птиц да шум ветра в вершинах сосен.
На великие имена этот поселок тоже богат. Здесь последние годы жизни провела Анна Ахматова, бывали Иосиф Бродский, Дмитрий Шостакович, Фаина Раневская, Галина Уланова, братья Стругацкие, многие известные советские писатели и артисты. Да и в царские времена здесь строили дачи и отдыхали не последние люди.
А еще из Комарова можно доехать на электричке в городок Выборг, знаменитый своим средневековым замком. Гуляя по его мощенным булыжником улицам, я не переставала удивляться: зачем наши кинематографисты норовили снимать европейские города в Риге и Таллине? Вот же, в Выборге, — настоящий кусочек Европы. Впрочем, в советские годы это была приграничная зона, возможно, действовал какой-нибудь специальный режим.

Почему туризм в России пока развивается плохо

Ответ, думается мне, на поверхности: мы не умеем уважать себя и свою страну, свою природу, историю и культуру. Имей любая европейская страна малую толику тех богатств, которыми отличаются лишь два региона, о которых идет речь (Минеральные Воды и Ленинградская область), она бы озолотилась на них, явив миру вычищенные до блеска, ухоженные и нарядные курорты. А что наблюдаем мы в наших курортных жемчужинах? Вот лишь несколько примеров.
Железноводск. Нарядное кафе под вывеской, гласящей, что подаются здесь осетинские пироги, самса, хачапури и прочая кавказская выпечка. Предвкушая вкуснятину, открываем зеркальную дверь и слышим возмущенный возглас: «Дэвушки, что такое! У нас обэд!». С великолепным акцентом и экспрессивными жестами эти слова выдали три дамы, уютно расположившиеся за столиком в абсолютно пустом зале. Выскочив, давясь от смеха, наружу, мы тщательно обследовали дверь и стену и не нашли ни единого намека на режим работы этого заведения. Видимо, люди здесь садятся откушать, когда душа запросит, а не когда на какой-то дурацкой табличке-мабличке написано.
В другом кафе нам принесли недожаренный шашлык и вчерашний хачапури, разогретый в микроволновке. Счет при этом, заметим, был отнюдь не маленький. От всего этого повеяло ароматом «ненавязчивого» советского сервиса.
Разумеется, в Железноводске есть очень хорошие кафе и рестораны, и мы благополучно нашли одно из таких заведений, где обслуживание было хорошим, еда вкусной, а цены — адекватными. Однако посещение одного из тех кафе, о которых шла речь выше, способно навсегда отбить желание ехать в Железноводск.
Еще один пример. В Железноводске сохранился тот самый дом, в котором Лермонтов провел последнюю ночь перед дуэлью. Жил-то он постоянно, как известно, в Пятигорске, но в Железноводск наезжал часто, поскольку здесь принимал лечебные ванны. И отсюда, из низкого домика на окраине (теперь улица Семашко — привет из далекого Ельца!), он уехал к подножию Машука, где и состоялась роковая дуэль. Краеведам в Железноводске дом хорошо знаком, здесь в 50-х годах была даже установлена мемориальная доска, но дальше дело так и не продвинулось. В доме нет музея, хотя, казалось бы, все, связанное с именем великого поэта, должно бережно храниться благодарными потомками.
И еще один штришок. В роскошном Курортном парке, где играет музыка и фланирует меж статуй и фонтанов нарядная публика, нет ни одного нормального туалета. Да-да, именно так. Есть в кустах руины, напоминающие развалины аналогичного здания в Нижнем парке Липецка, и одна-единственная синенькая кабинка. Уж извините за натурализм, но комфортный отдых требует не только музеев и кафе.

Чем поразили Комарово и Выборг

Комарово. Здесь последние годы жизни провела Анна Андреевна Ахматова. Жила она на крохотной даче, предоставленной ей Литфондом. Домик такой маленький, что Анна Андреевна прозвала его будкой. Впрочем, «будку» свою она любила, об этом сохранилось много воспоминаний. Здесь бывали Иосиф Бродский, Лидия Чуковская, Фаина Раневская, другие известные, знаковые для нашей культуры люди. Я не сомневалась, что «будку» найду без труда. В конце-концов это же главная достопримечательность Комарова. Однако, оказалось, что на деле все несколько иначе. Все, у кого я спрашивала, как пройти к даче Ахматовой, недоуменно пожимали плечами. Отыскав, наконец, легендарную «будку», я обнаружила, что ни о каком музее речь здесь тоже не идет. Позднее в одной из статей, посвященной Комарово, прочла, что музейщики, обследовав домик, нашли его непригодным для создания экспозиции — слишком мал. Пусть так, специалистам виднее, но можно было, наверное, сделать какие-то указатели, помогающие отыскать последний приют великой Ахматовой? Глядишь, и местные бы запомнили, что их поселок славен не только рестораном «Русская рыбалка» (хороший ресторан, который во всех путеводителях значится едва ли не как достопримечательность Комарова № 1).
Выборг. Сюда я ехала с намерением увидеть выборгский замок и знаменитый ландшафтный парк «Монрепо».
Замок был построен шведами в XIII веке и долгие столетия был грозной цитаделью на восточном рубеже шведского королевства. «Монрепо» — парк, созданный в XVIII — XIX веках его владельцами, — просвещенными царедворцами, подданными российской короны, которые ухитрились сочетать на карельских скалах местный северный колорит и роскошное изящество французских регулярных парков.
Замок вполне оправдал все ожидания, он великолепен, как и все постройки крестоносцев. А вот парк… Приехав сюда, я обнаружила обилие строительной техники, развороченные кучи земли и множество иностранных людей, совсем не похожих ни на шведов, ни на финнов. Здесь идет масштабная реконструкция. Наверное, она нужна. И, наверное, после реконструкции это место станет еще краше. Но почему же парк продолжает работать, на входе исправно продают билеты? Чтобы мы увидели экскаваторы и людей в касках? На монрепо (по-французски «мой покой») суета строительной площадки никак не тянет.
В общем, в очередной раз столк­нувшись с отсутствием элементарного уважения к людям, невольно призадумаешься: так ли надо привлекать в страну туристов?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 необходимо принять правила конфиденциальности