Попранный хлеб

0
136

Владимир ДУРНЕВ,
член Союза журналистов,
ветеран труда


На днях переходил дорогу на улице Новолипецкой. Кое-где в дорожном покрытии есть небольшие выбоины и трещинки. И в них — зерно нового урожая. На днях просыпано — дождей давно не было, и зерно не смыло водой. Видимо, его возили на приемный пункт хлебной базы № 30.

Может, думаю, тряхнуло грузовик на «лежачем полицейском», что у железнодорожной больницы, вот и просыпалось. Решил пройтись посмотреть еще. А зерно насыпано и дальше по дороге: на обочине, по правому краю проезжей части, повсюду! Видимо, такая картина до самой тридцатой базы.
Меня это неприятно удивило: такие большие потери в наше-то время, когда в уборочной задействована суперсовременная техника.
В свое время, будучи еще молодым городским человеком, был приглашен на работу в районную газету «Ленинский путь». Подчеркиваю, городской парень — о сельском хозяйстве я почти ничего не знал, кроме того, что осенью улицы вокруг мясного рынка традиционно заполнялись конными повозками, с которых торговали сельхозпродуктами. Яблоки, груши, молочные изделия, куриные яйца, картофель, огурцы и помидоры — ассортимент был широчайшим. Позже, когда уже начинало подмораживать, сюда везли туши баранов, коз, телят… Я тогда был, как и большинство горожан, наблюдателем и покупателем всего этого крестьянского изобилия.
А вот придя работать в газету, освещавшую сельскую жизнь (многие годы и наша городская газета писала не только о жизни Ельца, но и Елецкого района), понял, насколько тяжел он, крестьянский труд, как нелегко достается селянам хлеб.
Что знает обыватель (хотя бы современный школьник) о том, какова судьба зернышка пшеницы или ржи? Как оно дается аграриям и что из него выйдет? Мука, буханки, ковриги, макароны, баранки и калачи. А еще — разнообразные крупы, спирт, фураж для скота, лекарства… Пшеницу широко используют в косметологии, полученные на ее основе масла хорошо питают, увлажняют и насыщают полезными веществами кожу и волосы. Выходит, не зря в старину говорили: «Хлеб всему голова!».
Мне уже много лет, девятый десяток пошел. Вспомнил, как в 60 — 70-е годы боролись с потерей зерна. Щели в кузовах грузовиков, перевозя­щих зерно, заделывали ветошью, картоном, брезентом. Позже, уже в восьмидесятые, их в сельхозтехнике стали обрабатывать спецпеной, которая на воздухе застывала, плотно закрывая места утечки зерна. Так берегли хлеб, каждое зернышко.

Потерянный хлеб на асфальте.


А что же сегодня, когда на дороги, ведущие к зернохранилищам с полей, от комбайнов и токов, вышла новая техника, работают современные малозатратные технологии? И ведь дороги городские уже не ухаб на ухабе — в целом добротные, отремонтированные. А потери зерна — похлеще чем в застойном советском прошлом. Как так?! В чем дело, неужели только в нашем бескультурье и нерадивости, в том, что водитель грузовика с зерном не знает, какова она, цена хлебу?!
Кто-то ухмыльнется: подумаешь, упала пригоршня-другая зерна — велика потеря! И будет неправ, потому что никогда не знал и не ведал цены хлеба. Тысячи людей пухли и умирали с голоду, мечтая о такой вот щепотке зерен, сплюснутой сотнями автомобильных шин на асфальтовой трассе.
Я знал и помню этих людей.
Мы сегодня хлопочем о том, чтобы были пологи на кузовах КамАЗов, которые везут свеклу на сахарный завод, — не нанесли бы машины в город грязь с полей.
А уж хлеб — это совсем не грязь!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 необходимо принять правила конфиденциальности