Изготовители гармоней

0
163

Ольга ЕЛЬНИКОВА


Продолжаем серию материалов, посвященных тем, кто в наши дни электроники и 3D-технологий сохраняет умения и навыки, завещанные нам предками. Сегодня Елец имеет два безусловных бренда — елецкое кружево и елецкую рояльную гармонь. И если с кружевом все обстоит более или менее неплохо, то гармонь еще несколько лет назад была на грани вымирания. Спасли ее от этой участи отец и сын Матюхины. О них и речь пойдет.

 

Без гармошки — что за обедом без ложки

Мастерскую по ремонту и изготовлению рояльной гармони у нас в городе открыли 5 лет назад, в 2013 году. К тому времени от любого мало-мальски знакомого с ситуацией человека можно было услышать, что елецкой рояльной гармони пришел конец. И промысел по изготовлению погиб, и мастеров не осталось, да и гармонистов — раз, два и обчелся. В этих разговорах было много правды. Последние мастера, занимавшиеся изготовлением елецкого музыкального инструмента, ушли из жизни еще в 90-х годах, инструменты их выставлены в экспозиции музея ремесел и промыслов, а вместе с ними ушли в прошлое приемы и секреты создания местной гармони. Так во всяком случае казалось.
Но однажды на прием к главе города Сергею Алексеевичу Панову пришли Николай Афанасьевич и Константин Николаевич Матюхины — сын и внук замечательного гармониста, известного не только в Ельце, Афанасия Ивановича Матюхина. Имя последнего известно всем ельчанам, кто хоть сколько-то интересуется нашей традиционной культурой и исконными промыслами.

Отец и сын Матюхины трудятся в мастерской при музее ремесел.


 

Самородок, музыкант от Бога, неизменный участник телепередач про елецкую гармонь, фестивалей и конкурсов, он был при этом еще и очень мастеровитым человеком, умевшим и любившим трудиться руками. И мастеровитость, и музыкальность Афанасий Иванович передал по наследству. Его сын Николай Афанасьевич всю жизнь проработал на различных предприятиях города инструментальщиком, а внук Константин окончил институт имени Гнесиных, успешно участвовал в международных и всероссийских конкурсах.
Эти двое мужчин поняли простую вещь: говорить о гибели промысла и причитать по этому поводу можно сколько угодно, но дело с мертвой точки не сдвинется, если не поя­вится тот, кто возьмет это дело в свои руки. А поскольку гармонь для Матюхиных — дело семейное, то кому, как не им, браться за возрождение промысла?
Глава Ельца отнесся к идее с интересом и пониманием, как и любой ельчанин, он видел, что без гармони наш город теряет одну из самых ярких своих красок. В итоге благодаря инициативе людей, а также пониманию и поддержке местной власти в музее народных ремесел и промыслов появилась мастерская по изготовлению гармоней. В самом деле, ну можно ли Ельцу без «роялки»? Ведь не зря гласит народная пословица: «Без гармошки — что за обедом без ложки».

Легка дорожка, если есть гармошка

Это еще одна пословица. Ее смысл понятен: с музыкой и задором, который дарит народный инструмент, все невзгоды и пути преодолеть можно. А Матюхиным на первых порах было непросто. Ведь при всем том, что мастера они хорошие, изготовить гармонь с нуля — это вам не табуретку сколотить!
Пришлось повозиться, вникая в тонкости конструкции музыкального инструмента. Сначала аккуратно разбирали старые гармони, смотрели, что там внутри, старались отладить инструмент, вернуть ему голос. Это было еще в то время, когда мастерской при музее не было. Матюхины, занимались в обычном гараже. Постепенно при­шли знания, опыт. А вместе с ними и убежденность в том, что гармонь — сложная конструкция из дерева, кожи, металла, но создать ее вполне возможно. Главный секрет — руки мастера и навык, в них и волшебство, и все прочее.
Впрочем, как сказать!.. Например, деревянные части корпуса гармони покрывают лаком, от состава которого зависит звучание инструмента. Покойный мастер Сочетаев, как доводилось слышать, варил какой-то особый лак по собственному рецепту, каковой и унес с собой в могилу.
Константин Матюхин немало помучался, прежде чем нашел человека, знающего, как готовить лак для музыкальных инструментов. Знаток живет под Москвой и когда-то был технологом на производстве, где выпускали рояли. Теперь фабрика стала, рояли экспортируем из-за границы, и секреты старых мастеров оказались не нужны. Одним словом, подмосковный лак теперь помогает звучанию наших «роялок».
Но и это не самое сложное. Основная проблема мастера при изготовлении гармони — отладка «голосов» — металлических «язычков», вибрация которых и создает звук инструмента. Каждый такой «язычок» тщательно вырезается и отлаживается только вручную. Надо, чтобы он идеально точно встал в свое «гнездо», иначе гармонь не будет звучать. На отладку одного «голоса» у опытного мастера уходит час или больше времени. На одну гармонь требуется не менее 200 «голосов». Стоит посмотреть, как Константин колдует над голосовыми планками каждого инструмента, и станет ясно: изготовитель гармони должен быть и столяром, и мастером по металлу, и конструктором и при этом обязательно обладать отличным музыкальным слухом.
В Ельце раньше все знали: не каждый мастер — хороший гармонист. Но пройтись по клавишам, выдать немудрящий мотив мог любой умелец. Равным образом справедливо и другое утверждение: не каждый гармонист — мастер, но устранить небольшую поломку, отладить и настроить свой инструмент могли почти все. Покойный Афанасий Иванович Матюхин счастливо сочетал в себе оба умения.
— Видел бы отец эту мастерскую, он отсюда не выходил бы! — говорит Николай Афанасьевич.
И в самом деле, Матюхины оборудовали свою мастерскую на славу: есть тут и помещение, где инструменты красят, сушат, есть все необходимые станки и приспособления, многие из которых изготовил сам Николай Афанасьевич, есть и место для приема гостей, которых в мастерской бывает немало. Мало какая туристическая группа, посещающая наш город, обходится без осмотра музея народных ремесел и промыслов. А уже увидеть, как создается елецкая рояльная, сам Бог велел.
Сегодня в активе мастерской несколько гармоней, изготовленных, как говорится, с нуля, на заказ, и множество отремонтированных, отреставрированных, отлаженных старых инструментов.

Гармонюшка-матушка лучше хлеба-батюшки

На стеллажах, которые высятся вдоль стен мастерской, сейчас чего только не увидишь. Здесь и «хромки», и саратовские гармошки с колокольчиками, и даже баяны и аккордеоны. Но больше всего, конечно же, наших родных «роялок». Вся эта «музыка» ждет своей очереди на починку, и при одном взгляде на полки становится понятно, что работы у мастеров хоть отбавляй. И это прекрасно, значит, инструмент нужен, он живет и продолжает радовать ельчан.
Впрочем, любое дело нуждается в продолжателях. Николай Афанасьевич хоть и вступает, как принято говорить в возраст мудрости, к счастью, пока еще полон сил. Он всерьез подумывает со временем оставить работу на заводе и заняться исключительно мастерской. Константин, несмотря на занятость (он работает в управлении города Липецка), тоже почти все свободное время проводит здесь же. Второй сын, Илья, также не редкий гость в мастерской. Николай Афанасьевич воспитал своих сыновей настоящими умельцами. Но ведь и эти замечательные мужчины когда-нибудь (пусть не скоро) оставят занятие народным ремеслом. Кто придет им на смену? Константин задумывается об этом уже сейчас.
Ответить на этот вопрос непросто. Сегодня большая часть молодежи охотно учится лишь тому, что может сулить немедленную прибыль. А от изготовления рояльной гармони, как ни крути, быстрых барышей не дождешься. Это как раз тот случай, когда трудиться нужно не столько для пропитания, сколько для души. Не зря ведь говорят: «Гармонь-матушка лучше хлеба-батюшки». Придет ли в мастерскую мальчишка с горящими глазами, готовый учиться не самому прибыльному, сложному ремеслу? Время покажет. Пока Николай Афанасьевич возлагает серьезные надежды на внука, сыночка Константина. Паренек хоть и молод пока, только третий класс окончил, но по ухваткам видно, из него может вырасти настоящий мастер.
Вот было бы славно! Кому как не представителю славного рода Матюхиных продолжить семейное дело?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 необходимо принять правила конфиденциальности