Увлекательная генеалогия: от Ельца до Алтая

0
105

Геннадий ЛУПАРЕВ,
Алма-Ата (Казахстан)


Мой род когда-то давно обосновался в Алтайском крае. А вот откуда и как мои предки попали сюда, известно не было, пока однажды не наткнулся в краевом архиве на документы о своем прадеде Михаиле Семеновиче Лупареве. Оказалось, он с семьей, будучи 56 лет от роду, перебрался на Алтай из села Слепуха Елецкого уезда Орловской губернии в 1908 году. Так начались мои поиски своих корней. Думаю, эта история будет интересна и читателям «Красного знамени».

 

Предки из «сказок»

Позже, в Орловском областном архиве, довелось ознакомиться с ревизскими сказками Елецкого уезда (это документы, касающиеся подушного налогообложения населения в Российской империи), в которых велся учет помещиков-однодворцев. В одной из таких «сказок» от 1856 года встретил записи по селу Слепуха. И тут вновь «всплыл» мой прадед. В ту пору о нем упоминается как о четырехлетнем младенце — Михаиле (Семеновом сыне) Лупареве.
В более ранних ревизских сказках отыскал еще шестерых своих прямых пращуров: Матвея, Тараса, Степана, Василия, Филиппа и Харитона. Последний, записанный как «Харитон Филимонов сын Лупарев», родился около 1670 года в сословии детей боярских, а в начале XVIII века стал первым среди моих предков однодворцем.

Кто они, дети боярские?

Дети боярские — ветвь русского дворянства, существовавшая на Руси издревле и до начала XVIII века. Н. М. Карамзин отмечал: «Всякий древний областной город, имея своих бояр, имел и детей боярских, которые составляли воинскую дружину первых». Другой дореволюционный историк В. О. Ключевский писал, что во времена раздробленности Руси в удельных княжествах образовалось немало влиятельных семей, главы которых пребывали в высоком боярском чине, их же сыновья звались детьми боярскими. В дальнейшем с образованием централизованного русского государства знатнейшее боярство, как правило, перебралось в Москву. Основная же часть боярских детей оставалась на местах.
До середины XVI века звание «сын боярский» было даже почетнее звания «дворянин», которым награждали своих подданных московские великие князья. Возвышение дворян над детьми боярскими случилось при Иване Грозном. С того времени в документах писали: «Дворяне и дети боярские».

Служилое сословие

В XVI — XVII веках представители обеих ветвей русского дворянства считались людьми «служилыми по отечеству». С 15 лет и до старческой немощи или увечья они несли военную и прочие государевы службы. Денежное жалование за это было скромным, выплачивалось нерегулярно, потому оно дополнялось раздачей в пользование поместий. Каждый из дворян и детей боярских получал земельный надел не только чтобы кормить семью, но и для обретения коня, оружия и военного снаряжения.
В XVII веке такие поместья давались преимущественно на окраинах Руси. Население тут было редким. Например, по подсчету доктора исторических наук, доцента ЕГУ им. И. А. Бунина, известного краеведа Д. А. Ляпина, в засосенском стане, охватывавшем огромную южную часть Елецкого уезда, на которой ныне располагаются несколько районов Липецкой области, в 1691 году проживало всего около 6 тысяч человек. Из них помещики составляли 78,4%, а крестьяне — 14,7%. Остальные были наемными работниками и священнослужителями.

Принудительная мобилизация

В середине XVII века при царе Алексее Михайловиче дворян и детей боярских (которые были вне государевой службы и земельными поместьями не обладали) начали записывать в солдатский строй, обещая жалованье и прочие блага. Тем же, кто отказывался это сделать, запрещалось называться служилыми людьми, и их переводили в разряд землепашцев.
Такая принудительная мобилизация привела в Елецкий уезд моего пращура в 12-м колене Клемена (Клима) Семенова сына Лупарева. Он указан в «Списке приверстных елчан детей боярских» в группе новиков (новобранцев), зачисленных на государеву службу в 1655—1663 годах. Как свидетельствуют материалы Российского государственного архива древних актов (РГАДА), по поступлении в полк Белгородского разряда (что-то вроде военного округа) мой предок получил поместье в диком (целинном) поле, там, где позже возникло село Слепуха (ныне Долгоруковского района Липецкой области).
У Клима было три сына, старший из которых «рейтарского строя елчанин Филимон Клеменов сын Лупарев» в своей «сказке» от 28 февраля 1675 года показывал, что находится на службе великого государя по наряду в малороссийских городах в полку боярина и воеводы Григория Григорьевича Ромодановского. Имеет оклад: поместной земли 80 четвертей (40 га) да денег 3 рубля. Есть два брата: Самойла, 30 лет, Иван, 25 лет. А крестьян и мельничного строения нет. (РГАДА. Ф. 210 «Разрядный приказ», Оп. 12, Ед. хр. 747, Л. 166 — 166 об.).

Превращение в однодворцев

Когда южные пределы России расширились и отодвинулись к Азовскому морю, поместья многих дворян и детей боярских оказались в глубине страны. Бросить хозяйства, кормившие их, а также их семьи большинство мелких помещиков не могло. И они стали массово отказываться от государевой службы вдали от дома. Тогда Петр I поставил помещикам ультиматум: служить в армии и оставаться в дворянском звании либо хозяйствовать на земле с потерей ряда благородных привилегий. Этот выбор привел к ликвидации ветви детей боярских в российском дворянстве и формированию нового сословия однодворцев.
Такое понятие появилось в начале XVII века и поначалу означало землевладельцев, не имеющих крестьян, живущих самостоятельно одним своим двором. Как помещики однодворцы они сохранили право владеть «отцовской и дедовской помесной землей». До 1840 года они могли иметь крепостных крестьян, покупать и продавать их. Однодворцы были вправе добровольно поступать на государственную службу и через нее в индивидуальном порядке, ссылаясь на заслуги предков, добиваться восстановления в дворянском звании. Вместе с тем их по определенной квоте начали принудительно рекрутировать в армию. Правда, если рекруты-крестьяне служили в ней 25 лет, то однодворцы «всего-то» 15.

Странные люди

Главным ударом по потомкам старинных «благородий» стало уравнивание их с государственными крестьянами по части налогов. Для дворян налогов не существовало. А вот однодворцам власть придумала особую подать «по четыре гривны с души». Она была добавлена к обычному подворному налогу и составляла существенную сумму. В то время ходила шутка: однодворцы служат как дворяне, а налоги платят как крестьяне.
И все же в XVIII столетии однодворцы российского Черноземья упорно продолжали считать себя людьми «благородных кровей». При этом порой проживали и кормились под одной крышей со своими малочисленными крестьянами (у кого они были, конечно). Дело в том, что в силу низкой производительности ручного труда крестьянская семья не могла полностью содержать семью помещика. И хозяину мелкого поместья с домочадцами приходилось трудиться, да и жить одной жизнью со своими крепостными. Недаром, впервые столкнувшись с однодворцами, иностранцы сильно удивлялись этим странным людям: работают подобно крестьянам, зато гонор проявляют дворянский.

Из однодворцев — в крестьяне

С середины XIX века в связи с либерализацией внутренней политики России, положение однодворцев стало резко ухудшаться. Их стали юридически рассматривать не как земледельцев из бывших дворян, а как государственных крестьян. Однако память о славном прошлом закрепилась в их крови на каком-то особом генетическом уровне.
Вот и мои родственники Лупаревы за века разделили поместья, данные им когда-то государем, между многочисленными потомками рода. К примеру, в XIX столетии в каждом дворе села Слепуха ютилось по две-три семьи родственников. Так, мой прямой предок Матвей Тарасович хозяйствовал совместно с братом Даниилом. По состоянию на 1857 год у первого семья насчитывала 13, а у второго 12 душ.
Из-за нехватки земли и невозможности прокормиться однодворцы потихоньку перебирались в другие губернии России.
В поисках земли и лучшей доли часть Лупаревых тоже переселилась в Алтайский край, а также Омскую область. Об этом, в частности, свидетельствуют материалы сельскохозяйственной переписи 1917 года.
Генеалогия — штука увлекательная и полезная. Она подпитывает любовь к истории не только своей семьи, но и родного края, Родины в целом. А иначе откуда б мне знать про елецкий край, в котором некогда жили мои предки и, вполне возможно, продолжают жить потомки рода Лупаревых.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 необходимо принять правила конфиденциальности