новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

Художник Жуков о войне

0 18

Нина ЕЛАНСКАЯ

Находясь в режиме самоизоляции, решила перечитать книгу «Мир. Война. Николай Жуков». Она издана в 2005 году, составитель — дочь известного художника Арина Полянская. В книге использованы отрывки из военных дневников и литературных записей ее отца. Читается, что называется, на одном дыхании.

Военный художник Н. Н. Жуков.
Фото из архива «Красного знамени»

Просто и искренне

Рассуждения художника о жизни, войне, Победе, любви, детях поражают своей простотой, искренностью.
Начало войны Жуков встретил в Белоруссии. В первые же месяцы ушел на фронт, был военным корреспондентом, художником. Его рисунки печатала армейская газета Калининского фронта. С 1943 года Н. Н. Жуков сотрудничал с газетой «Правда». Победу встретил в Будапеште. Работал на Нюрнбергском процессе, где военный трибунал судил фашистских преступников. За 40 дней он сделал 400 рисунков — всех подсудимых, защитников, судей, журналистов. Обо всем этом можно, конечно, узнать и в городском музее Н. Н. Жукова. Но книга интересна дневниковыми записями художника.
Особенно сделанными 75 лет назад в мае 1945 года и позже.


9 мая 1945 г.

«В 3 часа проснулись от бешеной пальбы. Бьют автоматы, зенитчики, одинокая пистолетная стрельба, трассирующие пули, слышны перебежки. Стрельба в нашем районе, иногда выстрелы совсем рядом. Все встревожены, возникли разные предположения: восстание, облава на оставшихся и засевших где-то фашистов или бандитов, революция, налет, десант и т. п. Стрельба становится страшно беспорядочной и слышна уже в разных концах города. Все оделись, проверили пистолеты, вышли вниз, там узнали у полицая, что выступал Сталин. В комендатуре большое оживление: чистят, моют, жарят. Комендант поздравил с заключением соглашения о мире. В 3 часа ночи по радио Москва передавала приказ Президиума Верховного Совета за подписью Калинина и соглашение о мире, подписанное маршалом Жуковым. Германия на всем фронте сложила оружие и полностью капитулировала, и в честь победы стреляли из того, у кого что было. В городе 23 комендатуры, и теперь стало понятно, почему садили в разных концах города. Каждый военный, по мере того, как узнавал об этом сообщении, палил в воздух все свои патроны…».


10 мая 1945 г.

«Город, видно, решил погулять и сегодня. Наши военные меняют иностранную валюту на деньги. В одном магазине видели, как два наших сержанта напяливали прямо на галифе и погоны костюмы мышиного цвета — все, войне капут! В магазине фетровых шляп наши офицеры в военной форме примеряли на свои головы привольные австрийские шляпы с перьями. К вечеру вернулись в номер гостиницы, так как условились о встрече с американцами. Пришел с работы Житков с большим букетом цветов — девушки подарили…
Наши солдаты все радостные, вежливые, приветствуют. Машины пышно украшены сиренью, на комендантских пролетках с русской удалью, можно сказать даже свадебно, лихо раскатывают наши офицеры…
Подсмотрел еще одну тему для моей серии «Первый день мира». Шел наш офицер с чемоданчиком в правой руке, вид — утомленный долгой ходьбой, но мужественный, рослый, обвешанный оружием и орденами, гремящий металлом — шел с выражением внутренней улыбки и стеснительности, бережно неся немыслимо нарядную куклу, купленную им на радостях маленькой дочке. Румянец смущения и блеск торжества горел в его глазах…».


Июнь1945 г.

«Да, война окончена. Войска отправляются домой. Сегодня наблюдал, как на бивуаке, возле клубной машины, на стороне которой виден лозунг «Мы победили!», расположились бойцы, слушая веселый перебор гитары, из этой группы выделялась фигура бывалого солдата с лицом, расплывшимся от удовольствия. Видно, что музыка помогает укоротить ему путь до дома. Чувствуешь, что с этими звуками ощущение дома, родных и близких очень ему явственно, что сам он уже находится на родной земле. Как только прекращались звуки гитары, солдат мрачнел и толкал под локоть гитариста: «Играй, Вася, играй!».


Из записей

«… Когда началась Вторая мировая война, мне было 33 года. Я только что закончил первую обстоятельную творческую работу и испытывал огромный подъем, настоящую радость от процесса творчества. Война отняла у меня счастье любимого труда и совершенствования и окунула в мир ужасов и человеческих несчастий.
Начало войны застало меня в Молодечно. Весь первый период фашистского нашествия, тяжелых отступлений наших войск мне хорошо знаком. От Молодечно до Подмосковья вместе с армией прошел я этот путь и, по правде говоря, сполна испил всю горечь отступления. Сотни раз был под минометным, артиллерийским обстрелом, под шквалом пулеметного огня, зверских вражеских бомбардировок. И если бы мне тогда сказали, что я буду в 1946 году в числе корреспондентов газеты «Правда» на Нюрнбергском процессе и мне будет поручено запечатлеть облик тех, кто повинен во всех человеческих страданиях в последнюю войну, мне трудно было бы в это поверить. Испытал я и радости наших побед. Наша армия, наш народ победили фашизм, и каждый человек вернул себе счастье любимого труда и свободы.
Все это вспоминаю сейчас для того, чтобы острее передать чувства горькой радости и торжества, какие я испытывал, держа снова любимый карандаш на Нюрнбергском процессе. Это был уже не тот карандаш, которым я рисовал мирные образы русских пейзажей. Это был карандаш, острие которого затачивалось все четыре года войны, поэтому карандаш был мне дорог не только как художнику, а прежде всего как воину, как делегату от миллионов погибших в войне. Этим карандашом я хотел выразить свои ненависть и презрение, которые чувствовал весь наш народ к фашизму и его вдохновителям…».

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности