новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

Дом на бывшей Манежной

0 43

Адольф ШЕВЕЛЮК,
г. Москва

Усадьба
в центре города

Каменный дом по адресу: улица Ленина, 99 (бывшая ул. Манежная), в котором располагается Елецкий краеведческий музей, соответствует требованию построек послевоенных лет (после Отечественной войны 1812 года).


На улицу выходят 7 окон на каждом этаже, причем окна богато декорированы. Фасадная стена тоже имеет украшения и смотрится нарядно.

Елецкий краеведческий музей (фото 1980 года).


У здания два входа. Оба со двора. Под домом — большой подвал. Усадьба имеет каменную декорированную ограду, въездные ворота, калитку. Во дворе были каретные сараи и склады.
Приблизительная дата окончания строительства дома — 1829 год. Характерным для усадеб того времени было влияние западного архитектурного искусства: разбивка парков-павильонов, где устраивались гулянья, фейерверки для гостей. Здесь также был выход в парк. Теперь эта территория — часть городского парка Ельца. Сохранившиеся тут грот, беседка над ним, небольшой пруд — весточка из XIX века. Ранее в парке стояла табличка, ошибочно извещающая посетителей о том, что грот и беседку построил А. Н. Заусайлов в начале XX века, т. е. сто лет спустя, когда парковое искусство было уже совсем другого стиля.


Кому
построен дом?

Документов о строительстве усадьбы на Манежной не сохранилось. Но многое доказывает, что этот дом был возведен для большого чиновника, скорей всего для командира квартировавшего в Ельце полка. Попробую обосновать эту гипотезу.
С 1817 года в Ельце квартировал Северский конно-егерский полк. Он прошел всю Европу в войнах с Наполеоном. Шефом полка был Николай Павлович (I), будущий император. Командиром — герой Отечественной войны 1812 года полковник Станислав Романович Лепарский. В 1826 году он получает звание генерал-майора. Конечно, ему пришлось заводить в Ельце очень ему дом, хотя бы для встречи шефа. По обычаю того времени командиры полков частенько устраивали балы. А посмотрите на дворовые постройки! Сколько здесь каретных сараев! Это потому, что командиру полка приходилось иметь минимум три кареты и пару зимних возков. Для поездки по городу, для поездки на маневры и для поездки на дальние расстояния в Москву и Петербург требовались кареты различных транспортных категорий.
В общем, полковник С. Р. Лепарский обязан был жить (по долгу службы) на широкую ногу. И дом для этого требовался соответствующий.


Двойник
на Арбате

Когда я искал доказательства, что усадьба построена для дворянина и именно в 20 — 30 годы XIX века, то неожиданно вспомнил всем известный в Москве дом Н. Н. Хитрово, сделанный примерно в то же время, что и елецкая усадьба, по универсальному проекту главного московского архитектора Осипа Бове на Арбате (дом № 53). Это всем известная квартира А. С. Пушкина, где сейчас располагается музей «Мемориальная квартира А. С. Пушкина».
Известно, что пожар 1812 года уничтожил две трети Москвы. Для ее восстановления создали специальную комиссию, в которую вошел Осип Иванович Бове. Эта организация разработала типовые проекты зданий, которые потом разошлись по всей стране — жители провинциальных городов попросту копировали чертежи, созданные архитекторами комиссии.
Дом Хитрово в Москве на три окна шире елецкого на Манежной (нынешняя ул. Ленина), но полностью повторяет конфигурацию здания нашего краеведческого музея. Московский особняк впоследствии был сильно переделан. Средние окна, которые сейчас на фотографии выходят на балкон, — это окна залы, обязательной большой танцевальной комнаты. Подобная была и в елецком доме Лагутина. Недаром средняя часть фасада в нем даже выделена рустовкой. Да и внешне особняки похожи, почти как братья-двойняшки. Таким образом, я считаю, что архитектором здания нашего краеведческого музея был не Ефимов (так считают современные елецкие краеведы и специалисты), который служил в Ельце лет эдак на 20 позже постройки дома, а кто-то из группы Бове.

Дом Н. Н. Хитрово.


В руках
Лагутиных

Но как дом попал в руки купцов 1-й гильдии Лагутиных? А очень просто. В 1833 году полк расформировали. В Ельце дом становится не нужен его командиру (Лепарского уже в городе не было. Он стал в это время комендантом ссылки декабристов в Сибири). Потому генерал и продал усадьбу. Осилить такую покупку могли только самые богатые жители Ельца. Ими как раз и были Лагутины. Но здесь другая загадка. После покупки дома новые хозяева надстраивают третий этаж, да так, что с улицы его не видно, он сдвинут в сторону двора. Надстройку прикрывает крыша от двухэтажного здания. Это единственный в Ельце дом, дошедший до нашего времени, с необычным устройством: у него двухэтажный фасад, выходящий на улицу, и незаметный трехэтажный корпус со двора.
Причину разноэтажности дома можно объяснить так: кто-то из первых Лагутиных был старообрядцем. Разноэтажные дома в России строили в основном староверы, чтобы скрыть от полиции на верхнем, потайном этаже, молельную комнату. Есть краеведы, которые с этим не согласны и приводят документы о том, что Лагутины много жертвовали на православные храмы и даже были ктиторами церквей в Ельце, что по известным документам купцы — православные. Абсолютно верно! Но при чем здесь Лагутины конца XIX века? Я ведь говорю о Лагутиных конца XVIII века — начала XIX века, о религиозных пристрастиях которых у нас сведений нет. А это как раз время, когда в доме Лагутиных появился третий этаж. Таким образом, кто-то, кто купил дом у генерала, я думаю, был старообрядцем. Кроме того, очень удивителен тот факт, что в Ельце вдруг появились очень богатые люди, уехавшие с родины (это раньше обычно связывалось с переселениями или чрезвычайными обстоятельствами), ставшие купцами 1-й гильдии. А ни для кого не секрет, что все или почти все богатые купеческие семьи в России были старообрядцами.


История
с Заусайловым

Впоследствии сыновья Никиты Анисимовича Лагутина никак не смогли поделить здание и продали его табачному фабриканту Александру Николаевичу Заусайлову. Тот использовал его как доходный дом.
Продажа поместья с садом была проведена в 1909 или в конце 1908 года. Статья из газеты: «Нет в Ельце скверов, где подышать можно. Казалось бы, резонным увеличить площадь существующего городского сада, но возможность эту мы упустили, отдав в частные руки сад Лагутина с одной стороны и площадь бывшего Дворянского клуба с другой». «Елецкий дневник» от 16 апреля 1910 г.
Затем Александр Николаевич подарил дом сыну Владимиру на день свадьбы. В завещании указал: «Жена Варвара Васильевна получает все недвижимые имения, за исключением дома на Манежной улице, бывшего Лагутиных, и 3/8 фабрики… Сын Владимир Александрович получает четвертую часть из всех капиталов, дом на Манежной улице». Кстати, из завещания хорошо видно, кому ранее принадлежал дом.


Заусайлов жилье
не возводил

Владимир Александрович вернулся в Елец после окончания Московской экономической школы в 1913 году.
Когда Советская власть реквизировала дом Заусайловых, в нем жили он и его жена Александра Георгиевна. Кроме того, часть дома молодые Заусайловы отдали бюро по оказанию помощи беженцам. Бюро здесь содержало небольшую больничку для детей беженцев.
К сожалению, у нашего замечательного краеведа В. А. Заусайлова был один недостаток — он преувеличивал вклад своих предков в торговую и политическую жизнь нашего города. Вот и появилось абсолютно бездоказательное и только с его слов утверждение: дом 99 по улице Ленина — дом Александра Николаевича Заусайлова и что даже он его построил. И, таким образом, работы А. Н. Заусайлова по устройству оранжереи, павлины, посадки дорогих деревьев и пруд очертаниями Черного моря в огороде дома — это все выдумки современного предка Заусайловых. За ним и многие елецкие краеведы это повторили в своих книгах и статьях. Кстати сказать, А. Н. Заусайлов ни одного жилого (повторюсь, жилого) дома в Ельце не построил.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности