новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

С. С. Шикову — 100 лет!

0 508

5 февраля свой 100-летний юбилей отметит отличник народного образования РСФСР и СССР, участник Великой Отечественной войны Семен Самойлович Шиков.
Он на­чал свою педагогическую карьеру в Ельце еще в 1948 году. С 1958 по 1982 год воз­главлял коллектив средней школы № 1 (ныне им. М. М. Пришвина).
Сейчас проживает у дочери в Санкт-Петербурге. Самое удивительное, что С. С. Шикова по-прежне­му помнят и любят те, кого он когда-то учил, с кем вместе трудился, причем с годами эта любовь только крепнет, совсем как дорогое вино.

Прогуливаясь по улицам Санкт-Петербурга, С. С. Шиков частенько вспоминает милый его сердцу Елец.

Проявил внимание
и попал под обаяние

Мне довелось общаться с Семеном Самойловичем, когда в один из приездов в Елец он приходил в редакцию «Красного знамени». Внимательно слушая о перипетиях его непростой судьбы, невольно попал под обаяние этого замечательного педагога, человека, фронтовика.
Оказалось, в юности Семен Шиков совсем не думал о карьере педагога. Мечтал, как боль­шинство тогдашних мальчишек, стать военным. Поэтому еще в отроческие годы поступил в специальную артиллерийскую школу — были тогда и такие. А в 1939-м сдал экзамены в Ленинградское артучилище, закончить которое поме­шала Великая Отечественная война.
Почти сразу после ее начала курсантам-вто­рокурсникам, в числе которых был и Семен, выдали новенькую форму с лейтенантскими петлицами и отправили на фронт.
Меж тем у нашего героя, который учился блестяще, была альтернатива. Ему предлагали поехать в Москву преподавать в столичном артиллерийском училище. Однако С. С. Шиков выбрал фронт. И отправился туда, получив должность коман­дира батареи 76-миллиметровых орудий 842-го артполка.


На Запад продвижение,
под Ельней окружение

Молодой лейтенант сразу попал на один из самых трудных участков военных действий — под Ельню. Судьба наших войск на этом направле­нии поначалу, казалось, складывалась удачно. Красная Армия в первые дни августа 1941 года пе­решла в контрнаступление и продвинулась на Запад аж на 40 километров в глубь вражеской обо­роны! В те дни Семену довелось увидеть один из первых залпов реактивных минометов — «катюш».
Напротив позиции, которую занимала бата­рея Шикова, текла река. За ней на пригорке — деревушка, захваченная немцами. Фашисты, скрываясь в домах, вели оттуда шквальный огонь, и выкурить врага из укрытия никак не удавалось.
Внезапно лейтенант Шиков услышал мощ­ный гул за спиной. Обернулся, где-то в дальней роще, над которой вдруг взметнулся столб дыма и пыли, раздался оглушительный скрежет и свист. А через мгновение на врага обрушился пылающий ад. Казалось, сама земля горит под ногами фашистов.
Впрочем, головокружение от первых побед и успехов под Ельней прошло быстро, сразу после того, как противник предпринял внезапное контр­наступление. В результате мощных ударов с флангов немцы окружили внушительную груп­пировку Красной Армии. В «котле» под Ельней оказалось более 600 тысяч советских солдат и офицеров.


Смотрят — красный стяг,
оказалось, это враг

Семен Шиков оказался в числе небольшой группы солдат и офицеров, решивших пробиваться из окружения по но­чам. Однако в каком бы направлении ни шел их крошечный отряд, он всюду натыкался на сильного, хорошо вооруженного и безжалост­ного врага.
Однажды рано утром, после очередной не­удачной попытки прорыва к своим, лейтенанта Шикова разбудил радостный крик: «Ура-а-а, на-ши-и-и!». Выскочив из дома, где вместе с това­рищами коротал ночь, Семен увидел, как по большаку, проложенному неподалеку от при­ютившей красноармейцев деревеньки, движется небольшая колонна танков. На переднем чуть колыхалось красное полотнище. «Ну, наконец-то, свои на выручку пожаловали! Как раз вовре­мя!» — подумал артиллерист и с легким сердцем бросился навстречу броневым машинам. Од­нако почти достигнув головного танка, он вдруг резко развернулся и рванул обратно к месту но­чевки, под прикрытие бревенчатых стен.
Знамя на переднем танке было действительно красным. Но в самом центре полотнища белел круг, к которому, словно жирный паук, приле­пилась зловещая черная свастика.
Вслед красноармейцам затарахтел пулемет, а резвые немецкие мотоциклисты, сопровож­давшие танковую колонну, не дали нашим солдатам уйти, отрезав их от деревни. Так для Семена Шикова на­чался вражеский плен.


От голода дрожали,
но из плена бежали

Красноармейцев погнали к огромной двигавшейся вслед за фашистскими танками пешей колонне. Оказалось, это были тысячи таких же пленных советских солдат. Их охраняли немецкие автоматчики, шедшие с обеих сторон. На ночь огромную массу людей загоняли в специ­ально подготовленные охраняемые лагеря: ровный участок поля, огороженный рядами колючей проволоки, с карауль­ными вышками и прожекторами по периметру. Ночью конвой усиливали. Питались пленные подножным кормом. Раз в день сотню-другую человек под дулами автома­тов вели на картофельные поля, попадавшиеся по пути, чтобы за несколько минут пленные нарыли клубней для себя и товарищей. От голода люди слабели до судорог.
Семен и еще шесть офицеров сговори­лись бежать во время одного из дневных переходов. В условленный момент их товарищи отвлекли ближайших конвоиров, и группа беглецов рванула в густые придорожные кусты, а затем дальше — в лес. Один из охранников в последний момент все же заметил неладное, и вслед убегавшим засвистели пули. К счастью, они никого не зацепили, а преследовать отчаявшихся людей в лесу враг, видимо, не решился.
Сбежавшие надеялись пробиться к своим или перебраться в Белоруссию к партизанам. По до­роге питались все той же картошкой, да еще тем, что давали сердобольные жители сел, через кото­рые пролег путь офицеров. Шли, как правило, ночью с большой опаской. Днем коротали время в почти обезлюдевших селах.
В одной из деревень Житомирской области Шиков едва не умер от появившейся на фронте и изрядно запущенной трофической язвы. От заражения крови спас местный фельдшер, выходивший больного. А вскоре после этого деревню освободили наши войска.


Его проверили
и взвод доверили

Офицеры СМЕРШа допрашивали и скрупулезно проверяли всех, кто по ка­ким-либо причинам оказался на оккупирован­ной врагом территории. Для многих такие разбирательства заканчивались отправкой на Север. Некоторых и вовсе расстреливали. Иных зачисляли в армию рядовыми и отправляли на фронт. И лишь немногих восстанавливали в офи­церском звании. В числе этих немногих оказался и Семен Самойлович. Он получил лейтенантские погоны и назначение в 101-ю гаубично-артил­лерийскую бригаду на должность командира взвода управления.
Боевые задачи, которые выполняло его под­разделение, — разведка, связь, корректировка и координация орудийного огня. Каждая гаубица «Б-4» весила 19 тонн, а перевозилась она при помощи двух тракторов. Стреляла чудо-пушка снарядами свыше 100 килограммов (бетонобойный весил все 150 кг!), причем могла забросить такой «орешек» на расстояние свыше 20 кило­метров. Не случайно орудие называли «Кувалда Сталина».
Однажды уже во время боев на границе с Гер­манией бригаде гаубиц дали приказ уничто­жить мощную долговременную огневую точку противника. Несколько десятков снарядов, вы­пущенных из орудий, сделали немцев сговорчи­выми, и гарнизон дота сдался. Из бетонных ук­рытий с поднятыми руками вылезли 33 фрица.
Когда гитлеровцам задали вопрос, что за­ставило их сдаться, они испуганно молчали. Через какое- то время командир дота, офицер вермахта, вдруг невпопад заорал: «Чем нас бомбардировали!? Что это было?». Ответа любопытный немецкий офи­цер так и не услышал — фашисты попросту ог­лохли от взрывов гаубичных снарядов. Вот какое мощное оружие было у Красной Армии к концу войны!


Каждой из наград
по-особенному рад

Победу Семен Шиков встретил в Чехословакии, в небольшом уютном го­родке. Помнит, как вышел из дома, где квар­тировал, и увидел бегущих по улице солдат, которые что-то радостно кричали: «Победа! Войне конец! Мы победили! Ура!». У Семена от радости перехватило дыхание и почему-то под­косились ноги. Он тут же присел на ступени крыльца и едва не расплакался.
Впрочем, ожесточенные бои в Чехослова­кии продолжались еще недели две и после 9 мая. У немцев там был сильный укрепрайон. К тому времени Семен Шиков стал уже началь­ником дивизионной разведки. А его грудь ук­рашал орден Красной Звезды, который ему осо­бенно дорог.
Солдат и офицеров, бывших в плену и на оккупированной территории, командование на­граждало, мягко говоря, редко и неохотно. Не­смотря на то, что лейтенанта Шикова за про­явленное в боях мужество не раз представляли к орденам и медалям, «наверху» — в штабе бри­гады — наградные документы «заворачивали» назад. Ограничивались благодарностями и ценными по­дарками. Так Семен Самойлович получил пись­менную благодарность от имени Верховного Главнокомандующего, а еще прием­ник и велосипед. И только после войны к уже имевшемуся ордену Красной Звезды добавился орден Отечественной войны.


Чтобы дольше жил без бед
педагог, солдат, поэт!

После Победы С. Шиков демоби­лизовался. Женился, приехал к род­ственникам в Елец, где с 1948 преподавал математику в елецкой школе № 3. Закончил местный учительский институт (ныне ЕГУ им. И. А. Бунина), затем орлов­ский педвуз. Работал в городском отделе народного образования, а с 1958 года — директором средней школы № 1 (ныне им. М. М. Пришвина).
Об этой школе, о людях, с которыми ему довелось трудиться, Семен Самойлович по сию пору вспоминает с большой теплотой и нежными чув­ствами.
Стараниями С. С. Шикова в СШ № 1 созданы музей, а также лучшие в те годы в области школьный отряд юных инспекторов дорожного движения и туристический клуб. Педколлек­тив здесь был столь сплоченным и дружным, что не только праздники, но и летний отпуск учителя проводили вместе — ездили на базу отдыха на живописный берег реки Дон.
По словам Семена Самойловича, на работу в родную школу он всегда приходил как на празд­ник. Даже гимн школы сочинил! Мало того, Шиков всерьез утверждает: коридоры и классы СШ № 1 обладают целебным эффектом. Когда дома у него вдруг разыгрывался радикулит, достаточно было пройтись по школьным аудито­риям — и болезнь как рукой снимало.
Искренняя любовь к школе, коллегам, де­тям, а также честный, самоотверженный труд пе­дагога и руководителя в 1981 году был отмечен высокой наградой Родины — орденом Трудового Красного Знамени.
На склоне лет судьба привела его в Санкт-Петербург, где живут дочь и младший сын Се­мена Самойловича. Но все же и в северной столице Ши­ков частенько вспоминает Елец. Под впечат­лением этих воспоминаний он, бывало, писал сти­хи, например, поэму «Легенда», посвященную 135-летию со дня ос­нования елецкой мужской гимназии (в нынешнем году ей уже 150 лет). Брошюрка стихов С. С. Шикова с дарственной авторской подписью есть и в редакции «Красного знамени». Журналисты, как и многие ельчане, присоединяются к многочисленным поздравлениям, которые получит наш замечательный юбиляр завтра. С днем рождения, Семен Самойлович, живите без бед как можно дольше!

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности
Новости ВРФ