новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

А. А. Хвостов — министр Российской империи из Ельца

0 44

10 сентября текущего года в Комсомольском сквере г. Ельца торжественно открыли памятник именитому земляку, видному государственному деятелю, министру и сенатору Госсовета Российской империи Александру Алексеевичу Хвостову. О том, как складывалась его судьба, рассказывается в этой публикации.

Законник

Александр родился 8 января 1857 года в Елецком уезде в семье дворян Алексея Николаевича Хвостова и Екатерины Лукиничны (урожденной Жемчужниковой). Благодаря богатым родителям получил отличное образование. В 1878 году окончил Александровский (бывший Царскосельский) лицей и начал службу при прокуроре Саратовского окружного суда.
С 1885 года занимал различные должности в Министерстве юстиции, а затем служил в Министерстве внутренних дел. В январе 1905 года назначен товарищем (говоря современным языком, заместителем) министра юстиции. Современник пишет о нем, как о службисте, который, однако, не поступится добрым именем даже в угоду карьере: «А. А. Хвостов — типичный бюрократ, но тоже из честных. Школу бюрократическую он прошел блестящую». Даже недруги считали его умным, порядочным и независимым человеком, «убежденным законником».
Газеты конца XIX начала XX века чаще всего отзывались об Александре Алексеевиче довольно лестно: «Являл золотую середину, не вдаваясь резко ни вправо, ни влево, считая, что закон должен быть твердым и равным для всех, пока этот закон не изменен и действителен».
И, правда, что касалось службы и государственных интересов, А. А. Хвостов не считался даже с родственными чувствами. К примеру, он дал отрицательную характеристику собственному племяннику А. Н. Хвостову, которого император видел министром внутренних дел.


Министр и прокурор

Будучи министром юстиции, Александр Алексеевич предпринял попытку очистить ведомство от случайных людей, приглашая на работу порядочных и знающих специалистов.
С 6 июля 1915 года А. А. Хвостов занимал сразу две должности — министра юстиции и генерал-прокурора. И, хотя в таком статусе он проработал только год, успел сделать немало.
Например, разрешил вопрос о допущении в адвокатуру так называемых «инородцев» — евреев, магометан и караимов при условии отсутствия у кандидатов порочащих их сведений.
Александр Алексеевич оказался противником создания военными властями подразделений, объединенных по национальному признаку: польских легионов, латышских батальонов и армянских дружин. Он писал: «Подобные формирования выходят за пределы узко военных интересов, в корне затрагивают вопросы общегосударственной политики. Ведь этот шаг есть в существе не что иное, как установление принципа образования национальных войск…».


Противник Распутина

Любимец императорского двора, так называемый старец Григорий Распутин, очень вольно обращался со многими министрами. Но вот с Хвостовым у него не заладилось.
Однажды землячка Распутина, очень привлекательная женщина, пожелала перевести своего мужа (он работал нотариусом в Тобольской губернии) в Москву. Сделать это официальным путем, через судебное ведомство, она не смогла. Тогда решила действовать через старца. Тот был падок до слабого пола и после встречи с землячкой, как обычно, написал «цедульку» (записку), направив ее Хвостову. В ней просил за мужа своей пассии, ибо «такой женщине надобно жить не в Ялуторовске, а в Москве». Министр оставил «писульку» без внимания. Тогда Распутин позвонил в министерство и попросил о личной встрече с руководителем, причем не в рабочее время, а вечером. На что Александр Алексеевич отвечал, мол, приемный день у него четверг, а незнакомых ему лиц он по вечерам не принимает. Распутин все же явился на прием, но ждать в общей очереди не пожелал и в итоге уехал, сославшись на занятость. Затем, ближе к концу рабочего дня, вернулся. По словам очевидцев, Александр Алексеевич принимал старца стоя, не предложив тому присесть и не подав руки. Мало того, он спокойно объяснил просителю, что назначение нотариусов не дело министра юстиции. И даже когда Распутин «намекнул», что в этом деле принимает живое участие императрица, Хвостов остался непреклонен. Старец поклонился министру в пояс и спросил: «Так и передать государыне?». На что наш земляк заявил, мол, ему не нужны посредники между ним и царицей. Проситель покинул министерство несолоно хлебавши, взбешенный отказом.


Перечил царице
и царю

В 1916 году было возбуждено уголовное дело против военного министра В. А. Сухомлинова. Его даже арестовали за коррупцию, превышение полномочий и измену Отечеству. Это был настоящий скандал. Первый такой случай, начиная с 1802 года. Вскоре у Сухомлинова нашлись высокопоставленные защитники. На Хвостова сильно давили за «несчастного, оклеветанного старика».
Однажды на приеме у императрицы Александры Федоровны та настоятельно попыталась убедить Александра Алексеевича прекратить дело против военного министра: «Может быть, вас обманывают», — сказала она. Но Хвостов уверил ее, что хорошо знает людей, ведущих следствие, и что собраны неопровержимые улики виновности Сухомлинова.
Чуть позже во время очередного доклада министра царю император неожиданно произнес: «Повелеваю вам прекратить дело Сухомлинова». Александр Алексеевич смолчал. Николай II вновь повторил те же слова и тогда, выдержав еще одну паузу, Хвостов произнес: «Думаю, как бы лучше исполнить волю Вашего Величества. Прекращение дела Сухомлинова, безусловно, вредно для государства и династии. Но, если Ваше Величество, настаиваете на том, то я сделал бы так: я бы прекратил дело по собственному почину. Не сомневаюсь, что скоро вред такой меры станет очевидным. Тогда Ваше Величество можете меня уволить, как неугодного министра юстиции, а имя Ваше не будет к этому прикосновенно».
Услыхав такое, государь все-таки отказался от намерения прекратить уголовное дело Сухомлинова. Однако после той встречи карьера А. А. Хвостова пошла на закат.


Последняя
капля

Есть свидетельства, что последней каплей для отставки А. А. Хвостова стало его участие в разоблачении Мансевича-Мануйлова — управляющего канцелярией тогдашнего всесильного премьер-министра Б. В. Штюрмера.
Мансевич-Мануйлов слыл распутинским «другом». Многие не без оснований считали его авантюристом, шпионом, взяточником и аферистом, пользующимся служебным положением. Он, например, шантажировал банки, требуя с них деньги. В итоге ему дали крупную сумму помеченных купюр, на чем хапуга и погорел.
Узнав об этом, Б. В. Штюрмер помчался в ставку императора и вскоре вернулся оттуда… с отставкой А. А. Хвостова. Свидетели тех событий утверждают, что, вызвав Александра Алексеевича к телефону, премьер-министр заявил: «Вы мне сообщили неприятное для меня известие об аресте Мансевича-Мануйлова, теперь я вам сообщаю новость: вы больше не министр внутренних дел».
Уже 7 июля 1916 года нашего земляка освободили от занимаемой должности. Правда, чтобы подсластить «горькую пилюлю», его назначили министром внутренних дел, но через два месяца Хвостов покинул и этот пост. Тем не менее он оставался сенатором и членом Государственного Совета. А в январе 1917 года даже оказался произведен в действительные тайные советники (один из высших чинов в России).
После низвержения Николая II Александр Алексеевич уехал из столицы в свое имение в Елецком уезде. Ныне это села Воронец и Красный хутор. Здесь именитый сановник частенько бывал и раньше. Надо сказать, что еще в 1902 году А. А. Хвостов раздал всю свою землю крестьянам, оставив себе только дом с садом. Местные любили и уважали бывшего барина, нередко обращались к нему за помощью.


После революции

После Октябрьской революции 1917 года А. А. Хвостов перебрался в Елец. Жил здесь очень скромно, если не сказать бедно.
Как бывшего царского министра его вызывали на допрос в чрезвычайную комиссию, созданную еще при Временном правительстве для расследования преступлений и злоупотреблений царской власти. Семья Хвостовых готовилась к худшему. Но случилось удивительное: Александра Алексеевича освободили, даже не предъявив обвинений, хотя некоторых его коллег-министров после аналогичных следственных действий репрессировали. Возможно, чудо произошло потому, что Хвостов всю жизнь оставался честным, правдивым и прямым человеком, умевшим отстаивать свою точку зрения перед кем бы то ни было.
За свою службу Отечеству Александр Алексеевич имел немало высоких наград. В их числе — ордена Св. Владимира IV и II степеней, Св. Станислава II и I степеней, Белого Орла, а также иностранные — Командорский крест Почетного легиона и орден Франца Иосифа II степени.
В последние годы, проживая в Ельце, Александр Алексеевич работал над мемуарами (вот бы их почитать!) и занимался домашним хозяйством. Он умер в период эпидемии тифа. Смерть пришла 23 ноября 1922 года. Отпевание состоялось на старом елецком кладбище в Казанской церкви. А похоронили А. А. Хвостова в селе Воронец рядом с местным храмом.
Среди родственников нашего земляка немало известных общественных деятелей. Таковыми были при жизни его братья Николай, Сергей и Алексей. А его племянник Алексей Николаевич Хвостов даже занимал пост министра внутренних дел в 1915 —1916 годах, правда, современники его не очень жаловали в отличие от порядочного и честного дядюшки.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности