новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

Как елецкий «Полюс» оказался на Северном полюсе

0 313

Татьяна ЩЕРБАТЫХ


Елец, как известно, город не портовый и даже не морской. Но к нынешнему празднику подводников имеет самое прямое отношение: и не только потому, что среди горожан есть мужчины, которые когда-то проходили срочную службу на флоте. О некогда секретной разработке эльтовцев рассказывает материал журналиста «Красного знамени.

«Тайфун» против «Трайдента»


Владимир Борисович Нацкий — человек в городе известный. Он внук (по отцовской линии) ельчанина Дмитрия Ивановича Нацкого, который учился в елецкой мужской гимназии вместе с Буниным и Пришвиным и написал книгу «Мой жизненный путь», выпущенную Государственной публичной библиотекой России (отрывки из нее, кстати, публикует «КЗ»). Владимир Борисович — кандидат технических наук, кавалер ордена «Знак Почета» и медали «300 лет российскому флоту». В далекие теперь уже 70-е годы прошлого века он работал заместителем генерального конструктора крупнейшего предприятия оборонного комплекса СССР — научно-производственного объединения автоматики в Свердловске (ныне Екатеринбург).

— В разгар «холодной войны» и гонки вооружений между двумя ведущими мировыми державами — СССР и США, — вспоминает В. Б. Нацкий, — в Америке полным ходом шла разработка подводного ракетного комплекса «Трайдент». Мы тоже не оставались в долгу у американцев: для сохранения паритета в стратегическом вооружении под шифром «Тайфун» делали свою систему в пику американской. Основой для нее стал подводный ракетоносец проекта «Акула», созданный под руководством генерального конструктора ленинградского ЦКБ «Рубин» академика Сергея Никитовича Ковалева. В новых видах вооружения, особенно в системах управления ракетами, началось массовое внедрение электронно-вычислительных машин (ЭВМ). И во весь рост встала проблема построения оптимального взаимодействия на уровне «человек — машина». На нашем предприятии создали специальное подразделение экспертов с участием психофизиологов. Их рекомендации оказались однозначными: принципы построения пульта управления ракетами должны быть аналогичны персональным ЭВМ с обязательным дисплеем — для отображения информации. Подобные машины уже начали появляться на Западе…
Поэтому следующей проблемой стал поиск предприятия, которое могло бы выполнить спецзаказ и изготовить специальный, как минимум, двухцветный кинескоп с набором определенных характеристик — ведь его предстояло эксплуатировать в подводной лодке в довольно жестких условиях.
— В СССР существовала стройная система разработки военной техники, сосредоточенная на предприятиях так называемой «большой девятки» союзных министерств, — раскрывает секреты почти 50-летней давности В. Б. Нацкий. — Так, наше предприятие относилось к министерству общего машиностроения, елецкая «Эльта» — к электронной промышленности. Общее руководство и координацию работ осуществляла комиссия по военно-промышленным вопросам при Совмине СССР. Поэтому мы на правах одного из ведущих объединений, которое занималось ракетным вооружением, могли привлекать к работам любой нужный нам завод.

Красно-зеленого назвали «Полюс»

Как раз Нацкому и было поручено выбирать завод, который мог бы решить серьезную задачу без преувеличения государственного масштаба. Он объехал и облетел все без исключения предприятия Советского Союза, выпускающие кинескопы.
В октябре 1975 года задание свердловского завода привело Нацкого в родной Елец, на завод «Эльта». Ему тогда очень хотелось, чтобы именно здесь он нашел возможность выпускать те изделия, в которых так нуждался самый современный по тем временам подводный ракетоносец. Перспектива заняться разработкой и выпуском инновационного (как принято сейчас говорить) изделия для эксплуатации в ВМФ показалась директору «Эльты» В. М. Шаркову интересной. Выслушав гостя, он вызвал главного конструктора СКТБ завода Ю. Н. Нагалина, быстро ввел в курс дела и поручил заняться опытно-конструкторской разработкой (та встреча Нацкого и Нагалина оказалась судьбоносной: в течение более чем двух лет они не только успешно сотрудничали над проектом, но и стали добрыми друзьями, поддерживают отношения и сейчас. И, кстати, первая лодка проекта «Акула» называлась «Юрий Долгорукий» — тезка Нагалину).
Двуцветным (красно-зеленым) кинескопом для подводной лодки занималась лаборатория под руководством Ивана Романовича Ясиновского. Кто-то из его сотрудников предложил назвать изделие «Полюс» (почему «Полюс»? А чтобы враг не догадался!).
Ельчане во главе с Ю. Н. Нагалиным ездили в Свердловск, где воочию увидели экспериментальный образец пульта управления ракетным оружием, для которого предназначался «Полюс». И спустя время на «Эльте» изготовили нужную опытно-конструкторскую разработку (ОКР). Кстати, требования по поводу наличия двух цветов — красного и зеленого — имели особый смысл. Зеленый сигнализировал о том, что все в порядке, системы работают штатно, красный требовал особого внимания. Цвет опасности свидетельствовал: что-то идет не так.
Специально созданная комиссия, в состав которой как представитель заказчика входил и В. Б. Нацкий, проводила государственные испытания. Владимир Борисович вспоминает, что самым экзотическим их пунктом было следующее: несколько кинескопов разбивали подвешенным на стальной проволоке металлическим шаром и выясняли, на какое расстояние и насколько безопасно разлетаются осколки…
Испытания прошли успешно, был подписан акт приемки изделия, и все участники событий, собравшись в елецком кафе «Аэлита», дружно поддержали тост Нацкого: «Чтобы наш «Полюс» дошел до Северного полюса!». Так и случилось: вскоре из акватории вблизи Северного полюса «Юрий Долгорукий» произвел успешные учебные пуски баллистических ракет. Американцы в очередной раз увидели, что СССР был и остается сильной державой, в том числе в научно-технической и промышленной сферах.

Гордитесь, эльтовцы!

А потом наступили другие времена: Советский Союз приказал долго жить, канули в Лету не только завод «Эльта», но и все Министерство электронной промышленности. О том, что спецы предприятия имели самое прямое отношение к разработке и внедрению мощного отечественного ракетного вооружения, в 70-е годы по понятным причинам знал весьма ограниченный круг лиц. Тем же, кто принимал участие в проекте, он памятен. К примеру, Владимир Борисович Нацкий до сих пор хранит обложку календаря с фотографией в полярных широтах той самой подводной лодки проекта «Акула», созданной академиком С. Н. Ковалевым, с его автографом. Нацкий был лично знаком с генеральным конструктором подводного ракетоносца — они не раз встречались и работали вместе над другими проектами. Кстати, у Владимира Борисовича есть еще один раритет: он присутствовал на госприемке ракетоносца с елецким кинескопом в системе ЭВМ и наблюдал, как процедура завершилась пуском ракеты. Тогда все участники этих испытаний получили значки с изображением акулы.
А теперь главное: В. Б. Нацкий связь со своим родным предприятием в Свердловске (теперешнем Екатеринбурге) не потерял. И однажды поинтересовался: как ведут себя те самые первые «Полюсы», выпущенные на елецкой «Эльте»? Оказывается, за несколько десятилетий (!) эксплуатации они практически ни разу не подвели!
— Когда в трудные для страны 90-е годы начал разваливаться весь государственный оборонно-промышленный комплекс и стало понятно, что подобная участь ждет и «Эльту», предусмотрительные и дальновидные военные заказали, а завод оперативно изготовил партию «Полюсов» на десятилетия вперед, — рассказал Владимир Борисович. — Поэтому их применяли и на других проектах российских подводных лодок. Более того, елецкие «Полюсы» до сих пор хранятся на складах Военно-морского флота России и готовы служить Отечеству верой и правдой…

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности