Пряха

0
210

Ольга ЕЛЬНИКОВА,
erna@kznam.ru


Продолжаем серию материалов, посвященных тем, кто в наши дни электроники и 3D-технологий сохраняет умения и навыки, завещанные нам предками.

 

О КРИВОМ ВЕРЕТЕНЦЕ И МЯГКОМ ХЛЕБЕ

В старину говорили: «Наплел на кривое веретено» — в смысле обманул, наврал с три короба. А все потому, что кривого веретена в нормальном обиходе сыскать было невозможно, поскольку штука эта совершенно бессмысленная и ненужная. Оно должно быть прямым, как струночка. А еще кривым веретеном называли маленьких непоседливых девочек, шустрых вертушек и болтушек.
Именно такая росла на берегу чистой лесной реки Керженец в Нижегородской (тогда Горьковской) области. Назвали девочку Капой, Капитолиной. Здесь любили давать детям звучные имена из святцев, ведь в глухих лесах Заволжья с XVII века обосновались староверы.

Капитолина Александровна за работой.


 

Капитолина до подросткового возраста все лето бегала в лаптях. Однако строгие здешние староверы любили и ценили красоту. Именно в этих лесах, в селе Хохлома, которое находится в том же Семеновском районе, что и родная Капина Погорелка, родился известный всему миру стиль росписи по дереву. Такими же расписанными яркими цветами по золоту были и первые веретена, которые увидела Капитолина. Их приносили в деревню веселые коробейники, а женщины бойко раскупали товар, поскольку веретено в доме, где всю зиму работает ткацкий стан, — штука незаменимая.
Конечно, сегодня Капитолина Александровна Ревунцова мало что может вспомнить из своего довоенного детства, времени, когда она была беззаботной малышкой, однако русскую печку, свою бабушку Пелагею и нарядное веретено в ее руках не забыла.
Когда началась война, деревни за Волгой враз опустели, лишившись мужчин. Проводив своих мужей, отцов и сыновей, женщины поплакали, да и принялись за обычный труд. К повседневным делам вскоре добавилась работа для фронта. Женщинам привозили кудель, чтобы они напряли нитей. Готовые мотки забирали, из них потом ткали мешки, чтобы упаковывать оружие и разные нужные для бойцов вещи. А женщинам взамен давали белый хлеб.
Вот тут-то Капитолина, которой тогда не было и семи лет, впервые взяла в руки веретено не ради баловства, а чтобы прясть. Села рядом с бабушкой Пелагеей и стала учиться.
— Меня никто очень уж не заставлял, — вспоминает она теперь. — А только бабушка скажет: хватит бегать-то, прах ты эдакий! Сядь-ка вот да веретено бери, да смотри, как надо! Я и сажусь, мне и самой интересно было.
Пока мать трудилась в поле и на огороде, бабушка и внучка тоже по-своему работали для фронта и Победы.
Нарядное веретенышко сначала не слушалось, вываливалось из неумелых пальчиков, но уже очень скоро и у Капы потянулась такая же тонкая и прочная нить, как у бабушки, и узоры веретена постепенно скрылись под слоями суровой пряжи. А наградой за старания был белый хлеб. Такого пышного и вкусного Капитолина никогда с тех пор не ела.

«ДЕВКА ПРЯДЕТ, А БОГ ЕЙ НИТКУ ДАЕТ»

Так говорили в старину, имея в виду, что за старания да за усилия обязательно будет награда. В случае с девицей же главная награда — хороший муж. Так случилось и в жизни Капы.
В 1944 году с фронта вернулся израненный отец. Его комиссовали и отправили домой. Единственный мужчина в селе тут же был назначен председателем колхоза. Воюя со строптивыми бабами, слыша едва ли не каждый день причитания над похоронками, чудом, без лошадей и сельхозинструментов выполняя план, Александр Петрович не раз восклицал, что на фронте ему было легче.
По радио сообщали о новых успехах Советской армии, потом пришла радостная весть о нашей Победе, мужчины стали понемногу возвращаться в родные места. А в избах продолжали жужжать веретена, бабы и девчонки пряли. Суровую нить — на мешки и рогожи для нужд страны, тонкую, льняную — на холсты для семьи, шерстяную — на онучи, чтоб лапти было носить ловчее. Напряденную нить заправляли в станы и ткали. По весне готовые холсты отбеливали на снегу под мартовским солнышком. Потом матери шили своим подросшим за зиму детям новые рубашонки.

НАША СПРАВКА:

Прясть люди научились еще в эпоху неолита, то есть более 4 тысяч лет до Рождества Христова.
К числу самых распространенных археологических находок на территории нашей страны относятся пряслица — керамические или каменные утяжелители, которые пряхи надевали на нижний конец веретена. Наши бабушки в XX веке для этой цели использовали металлические гайки.
Прядение в эпоху античности и в раннее средневековье считалось наиболее правильным и почетным занятием для женщин всех сословий, будь то крестьянка или королева. Только в XVII веке, с появлением мануфактур и изобретением прядильных механизмов, знатные дамы были избавлены от веретена и прялки.
Богини судьбы у древних германцев и в античной Греции изображались в виде прях. Их было трое, и выпряденные ими нити олицетворяли человеческую жизнь. Она обрывалась, когда одна из прях пускала в ход ножницы.

В 1952 году семья перебралась в поселок городского типа Сухобезводное. Здесь отец устроился работать на железную дорогу, которая обслуживала один из многочисленных лагерей ГУЛАГа. А Капа, «кривое веретенышко», как-то незаметно выросла и превратилась в настоящую красавицу: изящную, быструю и ловкую до любого дела. У мамы и бабушки она научилась не только прясть и ткать, но и шить, вязать на спицах, а еще вышивать — гладью, мережкой, крестиком. Благодаря этому платья у Капитолины были едва ли не самыми нарядными в поселке, на вечера в клубе она приходила настоящей королевой. Стоит ли удивляться тому, что уже в 1955 году Капа вышла замуж? В счастливом браке супруги прожили 60 лет.

«НЕ УЧИ БЕЗДЕЛЬЮ, А УЧИ РУКОДЕЛЬЮ»

Такая поговорка тоже бытовала в старину, и пряхи ее знали как никто, ведь умение управляться с веретеном, ткацким станом, иголкой, пяльцами всегда передавалось в семье от матери к дочери, от бабушки к внучке.
Сейчас времена другие. Девочки если и увлечены рукоделиями, то все больше новомодными, носящими заковыристые названия «скрапбукинг», «амигуруми», «теримэн». Бабушкины веретена, если у кого и сохранились, то пылятся где-нибудь в ящике. Да это и не удивительно. Времена, когда от умения пряхи зависело, как будет одета вся ее семья, давно минули.
Капитолина Александровна с мужем перебрались в Елец еще в 1959 году. Здесь работали, получили жилье, здесь у них выросли дети. Здесь тетя Капа живет теперь одна в небольшой квартирке, радуясь приездам внуков и сына. И продолжает рукодельничать.
Впрочем, веретено появляется на свет все реже. В деревне женщины из семьи Капитолины никогда не пользовались механической прялкой, известной нам по фильмам и этнографическим экспозициям. Пряли только старинным способом. Зато сейчас тетя Капа научилась пользоваться электрической прялкой, и та стрекочет иной раз в ее квартире часами, была бы шерсть. Напрядет ниток, навяжет на всю семью теплых носочков. Без дела сидеть некогда.
Но иногда, как говорится, по просьбам зрителей, тетя Капа дает мастер-класс.
Глаза-то, жалуется она, видят уже не очень хорошо, а руки все помнят. Стоит раздобыть кудели, достать из шкафа старенькое веретено, и снова оно запоет, зажужжит в цепких, ловких пальцах, совсем, как у бабушки Пелагеи в свое время.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 для диалога необходимо принять правила кофиденциальности и пользовательского соглашения *