новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

М. П. Быковский: русский американский солдат

0 89

Андрей ПАШИНСКИЙ

Год назад не стало воронежского художника, выпускника Елецкого художественного училища, ветерана Великой Отечественной войны М. П. Быковского. В этом году мастер отметил бы свое столетие.


Детство
и фронтовая молодость

Михаил Петрович Быковский родился в селе Рождественская Хава (Воронежская обл.) в 1924 году в крестьянской семье. О том времени у него осталась память о непростых годах НЭПа, раскулачивании деда и последующем переезде в Воронеж. С началом войны дедушка Михаила вернулся в родное село, а сам М. П. Быковский отправился в армию.
Военные сборы проходил в Саратовской области. Там Михаила в числе еще 28 новобранцев отобрали для прохождения спецподготовки. Например, нужно было зайти в кабинет офицера на короткое время, а затем выйти и рассказать, какие предметы лежали на столе. Или пройти по коридору, в котором пол внезапно проваливался под ногами. Новобранец неожиданно падал вниз, на батут, после чего врачи измеряли пульс и давление. Так наш герой очутился в разведке. Ее бойцы проходили серьезную подготовку. Кроме топографии, немецкого языка, занимались самбо, каратэ, изучали психологию и специальные приемы по быстрому и незаметному устранению противника.


Непростая служба разведчика

После полугодового обучения Михаил Быковский отправился на фронт. Их подразделение занималось тем, что добывало «языков». У каждого имелась своя роль, отрепетированная еще до операции: захват пленного, прикрытие товарищей и другие действия. Разведчики доводили свои навыки до автоматизма, поэтому все проходило в полной тишине. Меж собой они общались только условными знаками.
Михаилу доводилось наблюдать за передвижением немецких войск. В одном месте для этого красноармейцы залезали внутрь печи — единственное, что оставалось от сожженных домов — и часами сидели там, выжидая, отслеживая и определяя численность врага. Однажды в печь прилетел снаряд. Напарника Михаила убило сразу, а его ранило и контузило; Быковскому пришлось отправляться в госпиталь.


У войны
не женское лицо


Однако и это было не самым страшным в непростые военные годы. Как вспоминал Михаил Петрович, хуже всего для разведчиков было попасть в плен. Немцы с ними не церемонились, убивали. Но перед смертью жестоко истязали: отрезали язык, уши, выкалывали глаза, а после отпускали — иди, мол, к своим, расскажи, что видел и слышал.
Так случилось и с сослуживцем Михаила. Отряд из семи человек отправился на задание под командованием опытного офицера-пограничника Николая Федорова. Поначалу все шло нормально, разведчики ползли друг за другом, держась за ноги, чтобы в случае опасности тот мог толчками подавать сигналы по цепочке. Неожиданно группа натолкнулась на немцев. Михаил успел просигналить остальным об отступлении, но командира враги успели оглушить и утащить в плен. Через несколько дней красноармейцы освободили населенный пункт, где нашли Николая Федорова погибшим от бесчеловечных пыток…
Со своей стороны, советские разведчики старались не допускать бессмысленной жестокости и порой не убивали беззащитных немцев. Например, если по пути попадались пьяные фрицы, их разоружали, срезали пуговицы со штанов и отпускали — пусть начальство с ними разбирается и наказывает за неподобающий вид, потерю оружия и несоблюдение дисциплины. Впрочем, причина такой гуманности крылась скорее в желании не обнаружить себя стрельбой и лишним шумом.


В фашистском плену

Михаил Быковский участвовал в Сталинградской и Курской битвах. Во время одного из боев ему удалось выжить вместе с политруком Николаем Гнедичем после попадания снаряда в блиндаж. Раненые бойцы — Михаил в ногу, а Николай в голову — пытались добраться до своих, но судьба распорядилась иначе — оба попали в фашистский плен.
Там М. П. Быковский столкнулся с настоящим адом. Израненных и изможденных пленников заставляли работать, а тех, кто падал, нещадно били. Михаил, весивший до этого 70 кг, похудел до 37… Тех, кто пытался сбежать, ловили и показательно жестоко казнили. Убитых сваливали в ямы, нередко туда попадали еще живые люди. В плену Быковский встретился со своим товарищем старшим лейтенантом Бережновым, знакомым еще со Сталинграда. Они и еще двое бойцов решили поддерживать друг друга, чтобы преодолеть все тяготы плена.
В Западной Германии, куда их со временем перевезли, в Лимбурге, действовал интернациональный лагерь: поляки, французские партизаны (маки), американцы, юго­славы, англичане, индусы — всего около 10000 человек. Быковский с Бережновым, пользуясь навыками разведчиков, ночами наведывались в солдатские столовые и складские помещения и утаскивали оттуда продукты. Один раз с ними пошел третий, по имени Георгий, но случилась беда — их заметили. Георгия поймали и на следующий день выстроили всех пленных на плацу. Привели его, всего избитого, сказали: если сдаст сообщ­ников или они сами назовут себя, то всех оставят в живых, если нет — его повесят. Георгий отказался выдавать товарищей: знал, что в таком случае убьют всех. Так ценой своей жизни он спас Быковского и Бережнова.


Побег

Во время одного из налетов союзной авиации Быковскому, Бережнову и еще одному их товарищу удалось сбежать, воспользовавшись суматохой, царившей в лагере. По дороге встретили женщину, предложившую им яблок. А спустя какое-то время услышали, что за ними погоня. Когда беглецов поймали, отвезли в ближайшую деревню, в полицию. Там их и опознала та самая женщина.
Однако новый плен продлился недолго. Во время работ, воспользовавшись невнимательностью часового, Бережнов поднял суматоху, и троице снова удалось бежать.
Быковскому с товарищами удалось добраться до Франции. Там местные антифашисты помогли найти убежище. Сначала бывшим пленникам не доверяли, на задания отпускали в сопровождении французов. Однако со временем троица стала ходить на диверсии самостоятельно.
Русский солдат американской армии
Когда отряд выполнял одно из заданий, бойцы услышали неподалеку стрельбу и взрывы. Подобравшись ближе, заприметили танк со звездой. Однако внешний вид танка и форма танкистов, вылезших из машины, смутила Быковского и его товарищей. Это оказались американцы, которые тут же разоружили партизан и привезли в расположение своей части.
Там их приняли хорошо. На вопрос, что будут делать дальше, бывшие красноармейцы ответили, что хотят воевать. По правилам, в американской армии могли служить только граждане США, однако этой формальности удалось избежать, и Быковского с товарищами приняли в 7-ю армию под командованием генерала Эйзенхауэра. Ребят поставили на довольствие и даже выдали по мотоциклу «Харлей-Дэвидсон».
М. П. Быковский отмечал, что тактика американцев в войне отличалась от советской науки побеждать. Например, когда союзники брали город Кассель, то сначала методом ковровой бомбардировки работали самолеты B-52, затем летели штурмовики, а после часовой артподготовки шли танки и уже за ними — пехота. Брали, по сути, пустой разрушенный город, и лишь за редким исключением случались столкновения с выжившим противником.
Освобождал Михаил Быковский и лагерь в Лимбурге, в котором когда-то находился в плену. Михаилу, его товарищам и всем пленникам выдалась возможность поквитаться с палачами за боль и страдания, которые те им причинили.
После Победы американцы не хотели отпускать М. П. Быковского и его друзей. Предлагали поехать в США, но ребята отказались. И когда выдалась возможность, смогли добраться до советского представительства и по поручительству местного полковника наконец-то покинули американскую часть и вскоре вернулись домой.


После войны

Вернувшись на малую родину, Михаил Быковский начал искать своих товарищей. Бережнов попал в лагерь, откуда его выпустили в конце 1945-го. Но самое удивительное — удалось разыскать Николая Гнедича, с которым Быковский в первый раз попал в плен, и даже съездить к нему в гости.
Михаилу Петровичу не сразу удалось наладить жизнь после войны. Сначала работал, где придется. В 1947 году попал на соревнования по лыжным гонкам и стал чемпионом Воронежской области. Однако раненая нога давала о себе знать, и спустя два года Михаил оставил спорт.
Увлекся живописью, поступил в Елецкое художественное училище, жил в нашем городе, любил его, отражал в своих работах. В 1957 году работал в школе, преподавал детям рисование, черчение и физкультуру. Неоднократно проводил выставки, многие из его картин, в том числе посвященные военной тематике, занимали призовые места на различных конкурсах.
В начале 80-х М. П. Быковский занялся восстановлением своей военной биографии, подчеркнув: не за привилегии и льготы, а чтобы честь была восстановлена. Однако в областном управлении КГБ, где хранились документы служивших в разведке, сказали, что на него у них ничего нет. Тогда Быковский обратился непосредственно в КГБ СССР в Москве. Там его не только приняли, но и объяснили, что у воронежских коллег все нужные бумаги должны быть, и пообещали посодействовать в поиске необходимой документации. Только после этого в Воронеже Михаилу Петровичу представили все его документы, а также бумаги нацистов, присланные из Москвы, где были запротоколированы все события его жизни в плену.
Михаила Петровича Быковского не стало 10 февраля 2023 года. Ветеран войны и талантливый художник не дожил чуть больше года до своего столетия. Тем не менее он остался в памяти родных и близких, как добрый, внимательный, заботливый, но строгий и справедливый человек с непростой судьбой русского американского солдата.

В ТЕМУ:
О Михаиле Петровиче Быковском автору рассказали елецкий краевед и коллекционер, ветеран службы госбезопасности В. М. Кузубов, знавший героя с 2015 года, и дочь художника Л. М. Садовникова. По воспоминаниям Виктора Митрофановича, общение с Быковским раскрыло его поистине кинематографическую судьбу: разведчик Красной Армии, узник нескольких фашистских концлагерей, боец партизанского отряда во Франции, военнослужащий армии США, студент художественного училища, спортсмен и школьный педагог. Даже в почтенном возрасте за 90 лет он оставался мобилен, энергичен, обладал прекрасной памятью и всегда оптимистично смотрел на жизнь. Кстати сказать, в 2019 году В. М. Кузубов пригласил М. П. Быковского на открытие городской выставки картин, посвященной Дню Победы. Его четкое, выверенное и интересное выступление перед зрителями с воспоминаниями надолго запомнились присутствующим. А когда он исполнил песни военных лет, не уступая в профессионализме именитым артистам, аплодисменты были долгими и искренними.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности
Новости ВРФ