Помним о елецких гусарах

0
512

Анатолий НЕЧАЕВ,
краевед.


В «Красном знамени» вышло несколько публикаций, посвященных Нежинскому гусарскому полку и людям, которые с ним были связаны. Эту тему продолжает материал, подготовленный елецким краеведом и коллекционером А. М. Нечаевым.

 

Со времен Петра Великого в Ельце постоянно квартировали армейские части. Что, кстати, приветствовалось горожанами, в том числе и из-за экономических выгод подобного соседства. Когда городская дума решала вопрос о постройке капитальных казарм для драгун и конюшен для более чем тысячи коней, подсчитывались и доходы, которые все это сулит городу и его жителям. Открывались новые рабочие места, возможности постоянной поставки военным продуктов питания, а также фуража.
Поэтому, выступая в июне 1895 года в городской думе, потомственный почетный гражданин Ельца и городской голова Николай Петров сообщил об общей поддержке решения о строительстве казарм и конюшен в засосенской части города. Возведение военного городка началось на берегу реки Быстрой Сосны, недалеко от железнодорожного вокзала. Строились казармы из красного кирпича, поэтому горожане назвали их «красными».
Позже штаб нежинцев решили разместить в доме Черникина (в этом здании на улице Октябрьской в советское время размещалось общежитие пединститута). Затем штаб и офицерский клуб построили на углу нынешних улиц Октябрьской и Льва Толстого. После революции огромное здание с колоннами было уничтожено и на его месте построен жилой дом кожевенного завода. Но потеряны не только штаб и клуб. В «красных казармах» был еще и полковой храм. Проект его в 1900 году выполнил архитектор А. Шмаков. В мае 1902 года состоялась закладка храма Покрова Пресвятой Богородицы Нежинского полка. Для освящения места строительства военным начальством был приглашен протоиерей кронштадтского собора Иоанн Ильич Сергеев — будущий святой Иоанн Кронштадтский. При новом храме служили священники Владимир Иоаннович Колосов (1900 — 1904 годы) и Николай Орестович Морачевич (1907 — 1914 годы). К сожалению, красивейший полковой храм был уничтожен в 1930 году.
По штату в полку находилось 1009 строевых чинов, шесть эскадронных конюшен, а также манеж. Гусарский полк имел в Ельце и свое отдельное кладбище. О нем журналист газеты «Елецкий дневник» в 1913 году написал так: «Это небольшое кладбище 18 гусарского Нежинского полка, с чугунными крестами и надгробьями, расположено против бегового ипподрома, с правой стороны шоссе, идущего на город Ефремов». Из этого следует, что кладбище располагалось где-то в районе нынешних Новых домов.
У елецких гусар была очень красивая парадная форма. На голове — кивер. Суконная куртка со стоячим воротником, украшенная шнурами. Ноги гусар обтягивали узкие рейтузы, украшенные вышитым гарусным шнуром. Рейтузы заправлялись в сапоги, голенища которых были обшиты цветным галуном и впереди имели кисточки.
Эскадрон каждого полка отличался друг от друга особой мастью лошадей.
С полком, квартировавшим в Ельце, связано немало судеб известных людей. К примеру, среди них следует упомянуть финского маршала Густава Маннергейма. Некоторые полагают, что барон Карл Густав служил в Ельце. Да, около 5 лет он был приписан к драгунскому полку. Но в Ельце постоянно не жил, а появлялся здесь наездами. Когда началась русско-японская война и Карл Густав отправился добровольцем на фронт, по протекции своего хорошего знакомого, будущего полководца Брусилова, Маннергейма включили ротмистром в Нежинский драгунский полк. В его рядах он отличился. Маннергейм получил приказ начальника штаба провести операцию по спасению 3-й пехотной дивизии, попавшей в окружение. Нежинцы под его командованием зашли в тыл японцам и своей атакой обратили их в бегство. За личную храбрость, проявленную в этой операции, барону было присвоено звание подполковника.
После окончания войны с Японией должность помощника командира полка по строевой части была упразднена. И хотя до 1909 года Карл Густав по документам оставался в штате Нежинского полка, все это время он в основном проживал в Петербурге.
В 1917 году произошла революция. Финляндия отделилась от России, и Маннергейм перешел на службу к финскому правительству. В 1939 — 1940-х и в 1941 — 1943-х годах он участвовал в войне с СССР. После нее финское правительство присвоило барону маршальское звание. В Санкт-Петербурге в доме, где проживал Карл Густав, в 2017 году установили мемориальную доску с его барельефом.
Мало кто знает о том, что в 1924 году Маннергейм тайно, опасаясь за свою жизнь, всего на один день приезжал из Финляндии в Москву. Он пришел на Красную площадь для того, чтобы посетить мавзолей вождя пролетарской революции В. И. Ленина.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

 для диалога необходимо принять правила кофиденциальности и пользовательского соглашения *