новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

Поезд Ее величества

0 42

Адольф ШЕВЕЛЮК,
г. Москва

В конце ноября 1914 года был организован «Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны». И к этому событию прямое отношение имел елецкий фабрикант А. Н. Заусайлов.

А. Н. Заусайлов.

Чудо на колесах

В задачу поезда входила эвакуация раненых в боях Первой мировой войны. В 1914 — 1916 годах он курсировал по всему фронту от Рижского района до Галиции, преодолел 15 тысяч верст и перевез более 12 тысяч раненых и больных офицеров и солдат.
Уполномоченным поезда был назначен полковник Дмитрий Николаевич Ломан (1868 — 1918), друг Г. Е. Распутина, член Русского собрания.
Большую часть средств на организацию поезда выделил ельчанин, действительный статский советник, табачный фабрикант А. Н. Заусайлов. Он же в каждый рейс вкладывал немалую сумму денег на содержание медицинских работников.
20 марта 1916 года в состав медперсонала поезда № 143 рядовым санитаром зачислили Сергея Есенина. У поэта было две поездки на фронт. Служба оказалась не из легких: переноска раненых, их кормление, убирка в вагонах и тому подобное. На поезде вместе с Есениным служили художник Г. И. Нарбут, архитектор-художник И. А. Шарлемань, сын Распутина Дмитрий Новых-Распутин.
Подобная служба в то время была популярна и в высшем обществе. Достаточно сказать, что в первой поездке на фронт в качестве сестры милосердия участвовала фрейлина императрицы Анна Вырубова.
Поездки нередко оказывались длительными. К примеру, вышедший из Царского Села 27 апреля 1916 года поезд вернулся обратно лишь 28 мая. Он побывал в Петрограде, Москве, Белгороде, Мелитополе, Полтаве, Киеве, Ровно, Шепетовке, Гомеле, Орше.
Сведения о работе военно-санитарного поезда № 143 опубликованы в специальной брошюре, изданной в 1916 году. В ней говорится, что персонал поезда состоял из коменданта, старшего врача, двух младших врачей, священника, 8 сестер милосердия, 65 санитаров, кухонной и походной прислуги — всего около 100 человек. В железнодорожном составе было 20 вагонов, из них — 2 багажных, где размещались склады с провиантом и оборудованием, необходимыми в пути.
Далее следовали два вагона, оборудованные специально для тяжелораненых, в каждом из них помещалось по 20 человек. Следующий вагон — аптека и перевязочная. Далее 8 совершенно одинаковых вагонов для легкораненых и больных, где койки располагались поперек вагона в три этажа, что позволяло разместить по 53 человека в вагоне.
Часть вагона № 7 приспособили специально для офицеров (14 мест).
Поезд был рассчитан на 436 человек. В каждом вагоне работали сестра милосердия (для легкораненых одна на два вагона), фельдшер, надзиратель, писарь и 2 санитара. Ночное дежурство по поезду несли сестра милосердия, фельдшер и в каждом вагоне — по санитару. Кроме того, дежурили еще дневальные и другие служащие по поезду. Всех инспекторов поезда удивляли безу­коризненная чистота и образцовый порядок в нем. В каждом вагоне работала современная вентиляция, кроме того, воздух освежался озонаторами и сосновой водой из распылителей.
В последних вагонах помещались слесари, сестры милосердия, клас­сные чины, кухня, столовая, электрическая станция и ледник.
Даже внешне поезд отличался от других: все вагоны были окрашены в темно-синий цвет с вензелем Ее величества и надписью с наименованием поезда.


Впечатления
от первого рейса

В январе 1915 года А. Н. Заусайлов принял участие в первом рейсе санитарного поезда № 143. Вот что пишет об этом «Елецкий вестник» в номере за вторник 13 января 1915 года: «Действительный статский советник Александр Николаевич Заусайлов возвратился с передовых позиций, куда он ездил с санитарным поездом Государыни Императрицы. Александр Николаевич ехал на поезде в простой солдатской шинели, и как нижний чин козырял всем высшим чинам. Его жена Варвара Васильевна сдала медсестерский экзамен и работала по специальности в поезде.
На пути от Варшавы к Сохачеву повстречался с поездом немецкий Цеппелин (по-нашему дирижабль). Открыли по нему стрельбу из ружей, но он быстро скрылся.
Когда подъехали, за Сухачевым шел бой. Виделось зарево пожаров. Доктора с частью сестер и санитаров отправились на автомобилях вперед и, оказавшись в темноте, заблудились, а в это время начали к поезду подносить раненых с передовых позиций.
Пока вернулись автомобили, взявшие 27 тяжелораненых из-под огня передовых позиций, около поезда собралось 450 раненых, уложенных прямо на сырой земле.
Тяжелая картина. Проработали всю ночь, всех перевязали, напоили, накормили, а операции тяжелораненым делали в поезде, уже во время пути.
Во время другого рейса действительный статский советник А. Н. Заусайлов возил подарки для армии и перевязочные материалы, а оттуда привезли раненых и больных — офицеров и нижних чинов.
А. Н. привез на память кое-какие вещи с позиций: стальные стрелы, бросаемые с аэропланов, немецкие разрывные пули и германский штык-тесак.
Последнее оружие — прямо оружие дикарей. Тяжелый тесак хорошей золингенской стали приспособлен кнопкою для навинчивания на ружье. Одна сторона штыка острая, а другая с зубцами в виде пилы. Рана от подобного зверского оружия будет точно от разрывной пули.
Теплое платье теперь не нужно, но есть и будет нужда в сапогах и в белье. Все это быстро изнашивается в походах.
В разговорах врачебный инспектор профессор Буш просил заняться изготовлением и высылкою шерстяных ниток с серно-ртутною мазью.
 Несколько подобных ниток, намотанных на шею и на пояс по голому телу, моментально убивают насекомых, от которых так сильно приходится страдать и в походах, и на стоянках. Это старый наш туркестанский способ уничтожения насекомых».


Последняя поездка фабриканта

В газете «Елецкий вестник» от 31.03.1915 года появляется заметка: «Назначение А. Н. Заусайлова». В ней сообщается: «Действительный статский советник А. Н. Заусайлов назначен фактическим ревизором санитарных поездов и складов Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны и для производства ревизии уезжает 6 апреля».
Неизвестно, где и как проводил ревизию Александр Николаевич. Возможно, он неправильно понял телеграмму из Петрограда, так как вернулся в Елец через несколько дней. Видно, государыне нужны были деньги Александра Николаевича, а не он сам.
После смерти А. Н. Заусайлова пришла телеграмма от командира поезда полковника Ломана: «Персонал и санитары поезда Ее Величества просят Вас, многоуважаемая Варвара Васильевна, принять выражения их глубокого сочувствия по поводу кончины Александра Николаевича». Она была опубликована в «Елецкой газете» от 24.07.1915 года.
Поездки в санитарном поезде наложили отпечаток на последующую жизнь Варвары Васильевны — она вышла замуж за одного из врачей, и с ним пережила Октябрьскую революцию.

В. В. Заусайлова в форме сестры милосердия.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности