новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

Елецкие князья: от Владимира до Федора

0 60

Роман ДЕМИН,
roman@kznam.ru

В следующем году древний Елец отметит 875-летие с момента первого упоминания о нем в летописных источниках (Никоновская летопись 1146 года).
В рамках подготовки к славному юбилею на страницах «Красного знамени» выходят материалы, рассказывающие о славной истории нашего города. Представляем вниманию читателей очередную публикацию о том, кто княжил в средневековом Ельце.

Плененный Федор Елецкий и Тамерлан. Фрагмент оперы «Легенда о граде Ельце».

Черниговская окраина

В год первого летописного упоминания (1146 г.) Елец был центром удельного княжества, по своим размерам сопоставимого с территорией современной Бельгии или Голландии. Княжили здесь так называемые «природные российские князья», происходившие от черниговской ветви Рюриковичей. Соответственно и Елец в то время находился в вассальной зависимости от стольного града Чернигова.
Древние рукописи в большинстве своем представляют историю, как описание деяний различных князей: князь такой-то ходил туда-то и повоевал такие-то земли. Посему не удивительно, что поначалу в первоисточниках упоминался вовсе не Елец, а имена его правителей.
Так, в трудах В. Н. Татищева и других историков можно найти интересный эпизод, описывающий, как в 1144 году Великий князь Киевский Всеволод II Ольгович (происходивший из рода князей Черниговских) выдавал замуж дочерей умершего Псковского (по некоторым источникам Городенского) князя за своих родственников. Одна из этих девиц стала женой Владимира Давыдовича Черниговского, а другая княжна пошла под венец с Владимиром Ярославичем Елецким.


Владимир Ярославич

Впрочем, супружество Елецкого князя с псковитянкой, оказалось кратковременным. В следующем — 1145 году — он вновь женится, теперь уже на дочери самого Великого князя Киевского. Возможно, это был брак по расчету, но и он продлился недолго.
В 1146 году между Черниговом и Курском вспыхнула междоусобная война из-за наследования Новгород-Северского княжества. Чернигов выступал в этой распре в союзе с Киевом. Тогда их соперник — курский князь Святослав Ольгович — привлек на свою сторону амбициозного ростово-суздальского правителя Юрия Владимировича Долгорукого (того самого, что основал Москву). Войско Святослава проследовало через елецкую землю на соединение с дружиной суздальцев, стоявших у Рязани. Об этом эпизоде, кстати, и упоминает Никоновская летопись.
Едва ли не каждый ельчанин, слышал эти слова: «Князь Святослав Ольгович иде в Резань и быв во Мченске, и в Туле, и в Дубке на Дону и в Ельце, и в Пронске и приде в Резань на Оку».
За этими, на первый взгляд, безобидными строчками, вероятно, скрывается кровавая междоусобная трагедия. Стремительный поход курских ратников стоил жизни нашему (назовем его так) князю, ведь он был союзником Чернигова и, стало быть, противником Святослава Ольговича. Курский князь наверняка беспощадно расправился с Владимиром Ярославичем Елецким, устранив таким образом одного из своих врагов. По крайней мере, с тех пор имя нашего князя в летописях более не упоминается.


Андрей Ростиславич и Афанасий Данилович

Зато от 1146 года принято считать дни рождения Ельца, хотя, несомненно, наш город более древний.
Кстати сказать, в том же 1146 году упоминается, что Андрей Ростиславич Елецкий (известные годы правления 1146 — 1172) ездил в Чернигов и Киев. Об этом князе в летописных сводах сохранились кое-какие сведения. К примеру, известно, что отец Андрея — князь Ростислав Ярославич (сам из рода муромских князей) — был основателем династии рязанских князей. А прадед Святослав Ярославич стал Великим князем Киевским и считается родоначальником черниговской династии.
Однако родовитость Андрея Елецкого не помешала половцам овладеть его стольным городом в 1166 году. Они сожгли Елец дотла, а оставшихся в живых горожан и их князя увели в полон. Хорошо, что на помощь вовремя пришли рязанские рати. Они настигли врага в степи и разбили его наголову, освободив среди прочих русских пленников и Андрея Ростиславича.
Еще одним Елецким князем, упомянутым в летописях, был Афанасий Данилович (1316 — 1322 годы). Во время его княжения в 1316 году Елец был практически полностью сожжен и разграблен ханом Узбеком.


Великая замятня

В 1362 году во время похода Великого князя Московского Дмитрия Ивановича (будущего Донского) в рядах его войск0а, пожалуй, впервые упомянут краса и гордость нашего города — князь Федор Елецкий. Прежде чем перейти к личности этого колоритного персонажа местной истории, стоит рассмотреть, а что за поход и против кого организовал московский правитель?
Предыстория этого дела такова. Летом 1362 года Золотая Орда в силу обстоятельств оказалась расколотой на две враждующие друг с другом части. Основная борьба разгорелась между Мамаем и его ставленниками, с одной стороны, и ханами Сарая — с другой. Все это было на руку русским князьям, ведь в такой ситуации татарам было не до них. И хотя каждый хан требовал подчинения и традиционного «выхода» (дани), ордынский контроль за северо-восточной Русью из-за «великой замятни» (так называли ордынский раскол летописцы) существенно ослаб.


Москвичи
мутили воду

Замятня в Орде дала толчок к борьбе за великое княжение внутри Руси. Князья стремились к власти, используя военную силу, экономический потенциал и политические связи. Иными словами, обладателем заветного ярлыка на великокняжеский Владимирский стол становился тот, кто был сильнее, богаче, хитрее других.
В то время великим князем Владимирским считался Дмитрий Константинович. Однако москвичи затеяли спор о законности выдачи ему ярлыка. Они выслали посольство в Сарай к хану Мюриду «з дары многими» (немаловажный аргумент в тогдашних спорах) и упирали на то, что Дмитрий Константинович был поставлен на великое княжение еще ханом Наврузом — противником Мюрида.
В итоге спор за ярлык на великое княжение закончился в пользу московского князя Дмитрия Ивановича (в будущем он получит прозвище Донской). А ту пору ему едва минуло 12 лет, так что ответственные решения скорее всего принимал не он, а влиятельные люди из его окружения. В их числе был митрополит московский, святитель Алексий (тот самый, что укажет ельчанам место строительства новой крепости после пожара 1357 года, когда большая часть города сгорит). Он оказался хорошим дипломатом и дальновидным политиком, к тому же в его руках была казна всей русской православной церкви.


Федор оказался прозорлив

Узнав о кознях москвичей и неутешительном для себя решении спора в Орде, бывший великий князь Дмитрий Константинович: «Иде из Володимера в Переславль и сяце в нем, хотя владети». Однако Москву не устраивает и такой поворот дела. Кроме победы политической, ей нужна еще и военная победа. Собрав большое войско (в нем оказалась и елецкая рать во главе с князем Федором), москвичи подошли к Переяславлю, затем триумфально вступили во Владимир. Дмитрий Константинович не нашел сил противостоять московской агрессии и бежал в свою старинную вотчину — Суздаль.
Приняв сторону Москвы в той междоусобице, князь Федор Елецкий показал себя как прозорливый деятель. Ведь именно этот город стал столицей нового зарождающегося государства Московской Руси, которое впоследствии пересилит всех своих врагов и конкурентов.
Что же касается Федора Ивановича, то он ведет свою родословную от князей Козельских и Перемышльских. Его отец Иван Титович как раз и стоял у истоков этого колена. А Федор по праву считается основателем династиии Елецких князей. В книге «Все монархи России» мы находим про него следующие строки: «…Получил во владение от отца город Елец». В 1380 году он упомянут среди участников Куликовской битвы. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище» при «уряжении полков» в Коломне дружина князя Федора Елецкого находилась в полку правой руки Владимира Серпуховского.


Не зависел от Рязани

Относительно участия князя Федора в Куликовской битве возникает вопрос. Принято считать, что в то время елецкая земля оставалась окраиной Рязанского княжества, и, следовательно, наш князь должен был подчиняться Великому князю Рязанскому Олегу Ивановичу. Известно, что последний был противником и соперником Великого князя Московского. Мало того, Олег Рязанский не принял участия в Куликовской битве. Как же тогда его вассал Федор Елецкий, мог стать на сторону москвичей и привести на историческую битву свой полк?
Логично предположить, что до 1380 года сильный Елец не зависел от Рязани. И даже тяготел к ее противнику — Москве. Лишь после Куликовского сражения, когда дружина Елецкого князя Федора Ивановича понесла значительные потери, а его московский союзник был также сильно ослаблен, Рязанский князь присоединил елецкую землю к собственной вотчине, изгнав с трона законного правителя. На его место он посадил своего ставленника.


Откуда взялся Юрий Елецкий?

Вероятно, этим рязанским ставленником стал упомянутый в 1389 году Юрий Елецкий. В описании хождения митрополита Пимена из Москвы в Царьград, говорится о том, что 9 мая 1389 года на Рязанской земле русское посольство, направлявшееся в Византию, встретил именно Юрий Елецкий со своими боярами и большою свитой. По повелению Великого князя Рязанского он, мол, проводил священнослужителей до южных границ княжества. Юрий действовал как типичный зависимый от господина вассал.
Впрочем, после того, как взаимоотношения Олега Рязанского и князя Московского нормализовались, Федор Иванович Елецкий вновь вернулся в стольный город своего княжества. Видимо, Москва посодействовала. Именно старый князь Федор Иванович в 1395 году мужественно противостоял со своей дружиной и ельчанами грозному Тамерлану. По одной из версий, после жестокой битвы с пришедшими из Азии завоевателями он попал в плен. По другой легенде, удельный правитель сложил голову в сечи в числе защитников Елецкой крепости.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности