новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

Партизанский госпиталь: дорогами поиска

0 116

В прошлом году мы отметили 80-летие Елецкой наступательной операции и освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Казалось бы, за столько лет уже не должно остаться белых пятен на страницах истории. Однако далеко еще не все имена героев той поры названы, не все события известны и по достоинству оценены…
В этом убедились ученики СШ № 23 под руководством своих наставников учителя Е. М. Павловой и заведующей библиотекой Т. С. Докиной. Им в руки попалась папка с документами госпиталя орловских партизан. Во время Великой Отечественной войны, как известно, Елец входил в состав Орловской области. Найденные материалы побудили ребят к поиску. Не на все вопросы удалось найти ответы. Но и того, что отыскали, хватило, чтобы работа ученицы 9-го класса Яны Серегиной победила на региональном этапе всероссийского конкурса исследовательских работ и теперь направлена на состязание краеведов на федеральном уровне.

Где лечили раненых

…Та самая папка хранилась в архивном управлении Ельца — с ним юные следопыты школы № 23 дружат давно и плодотворно. Выяснилось, что госпиталь, где залечивали раны и восстанавливались партизаны нашего края, находился в Шаталовском санатории, принадлежавшем Елецкому противотуберкулезному диспансеру. Обнаруженные документы датированы 1942 годом и переданы в городской архив начальником госпиталя, заслуженным врачом РСФСР Дмитрием Михеичем Волобуевым в декабре 1948 года — об этом свидетельствует справка за подписью заведующей Елецким горархивом К. И. Нехороших.
Удивительно, но ни в краеведческой литературе, ни в материалах Интернет-ресурсов, ни в беседах с местными жителями, руководством Елецкого тубдиспансера школьники не нашли ни единого слова о партизанском госпитале. Будто его и не было! Но документы в заветной папке свидетельствуют, что он работал, принимал и лечил раненых.
Госпиталь располагался в здании бывшей центральной усадьбы помещиков Хвостовых (д. Шаталовка). После революции 1917 года ее национализировали, и с 1925 года здесь размещался противотуберкулезный санаторий. Свежий воздух, рядом Быстрая Сосна, оставшийся после Хвостовых обширный парк — все это способствовало процессу выздоровления и реабилитации больных. Да и город неподалеку.
Кстати сказать, здешний противотуберкулезный санаторий просуществовал почти 90 лет и закрылся в 2015 году.
Во время войны именно тут по инициативе Орловского обкома ВКП(б) организовали госпиталь. Тогдашние партийные лидеры, видимо, руководствовались теми же соображениями: парк, скорее напоминавший небольшой лесной массив, близость Ельца, а главное — здание, в мирное время использовавшееся как медицинское учреждение и оснащенное всем необходимым.
Для охраны лечебницы вырыли окопы, их до сих пор можно найти, уже порядком заросшие, вместе с остатками капониров.


Однофамильцы?

Архивные документы охватывают жизнь и деятельность госпиталя всего за один месяц — с 8 июня по 7 июля 1942 года. Но и они дают возможность узнать о ситуации на фронте, в медицинском учреждении, в Ельце.
В июне-июле 1942 года город и его окрестности фашисты подвергали массированным бомбардировкам: в сохранившихся фрагментах «Книги записей дежурного врача» записано, например, что 28.06.42 г. в 3 часа 15 минут утра была воздушная тревога в связи с налетом фашистской авиации на Елец, «причем разворот вражеских самолетов происходил над территорией больницы».
За неполный месяц с 8 июня по 3 июля 1942 года в госпитале лечилось 78 человек, среди них — 62 партизана. Последние записи в журнале поступивших и выбывших датированы 7 июля 1942 года. В это время в госпитале оставалось лишь 5 человек из 45, находящихся там накануне.
Юные краеведы предполагают, что партизанский госпиталь мог быть упразднен или переведен в другое место. По крайней мере, документов, проливающих свет на судьбу этого медучреждения, пока не обнаружено.
Однако есть косвенные доказательства, что и в 1943 году в Шаталовке располагался госпиталь. Об этом свидетельствует воинское захоронение, находящееся на территории бывшего санатория, где покоятся два воина: младший сержант Василий Григорьевич Буренков, погибший 11 июля 1943 года, и боец Кузнецов, умерший в 1941 году. В списках партизан Шаталовского госпиталя под № 24 есть фамилия Кузнецова, и тоже без инициалов и других сведений. Может, ранение бойца или его последствия оказались столь серьезными и тяжелыми, что он не мог ничего о себе рассказать? По сведениям архива, он поступил на лечение 15 июня с диагнозом «малярия» и умер 28 июня 1942 года. Школьники-поисковики предполагают, что это один и тот же человек, а в дату смерти вкралась ошибка. Но вполне вероятно, что эти Кузнецовы — однофамильцы, и где-то родные погибших солдат до сих пор ничего не знают о судьбе своих близких…


Загадки обелиска

Кроме того, сейчас на обелиске в Шаталовке вообще нет фамилии Кузнецова. Вместо нее — «Спасков Александр Михайлович, стрелок радист, 1918 — 7.07.1943 г.». Школьники выяснили, что родом он из Вологодской области, из деревни Лукинское. Получил ранение правой голени и умер от шока, как указывается на сайте «Память народа», в Орловской обл., Елецком р-не, с. Шаталово, территория госпиталя № 283. Видимо, позже его перезахоронили в братскую могилу на старом кладбище Ельца: его имя в списке под № 1018.
Почему и когда произошли изменения на памятнике воинского захоронения на территории Шаталовского госпиталя, пока неизвестно. Школьники озадачили этими вопросами работников Елецкого горвоенкомата и администрации Воронецкого сельского поселения.
Тем не менее исследование захоронений на территории бывшего Шаталовского госпиталя позволило сделать и другие выводы. Так, даты смерти бойцов — 1941 и 1943 годы — дают все основания предполагать, что в Шаталовке практически с самого начала войны действовало медицинское учреждение, и летом 1943 года Шаталовская больница продолжала функционировать как госпиталь. Но уже под другим номером, а руководил им Евгений Евсеевич Полоцкий.


Война войной, а обед
по расписанию

Архивные сведения проливают свет на то, как организовывалась работа в госпитале орловских партизан. Прежде всего, она подчинялась требованиям военного времени, поэтому уже второй приказ по Шаталовской спецбольнице от 8.06.1942 г. определял строгий распорядок дня раненых. В нем предусматривался ранний, в 7 часов утра, подъем, приведение себя в порядок (туалет), принятие пищи, культурно-массовая работа и даже «Вечерний чай». Но, конечно же, львиная доля времени отводилась под «Врачебный осмотр и манипуляции» — с 9 утра до 13 часов, и потом еще раз с 18 до 19-30. А медсестру Воробьеву назначили ответственной дежурной, отвечающей за выполнение распорядка дня больными.
Вообще поисковики отмечают, что, несмотря на трудности военного времени, в госпитале строго велась вся необходимая документация. Например, сохранился список раненых, где по возможности указывался максимум данных. Самым пожилым оказался работник трудового фронта Василий Сергеевич Цупранов, 1893 года рождения, самым молодым — партизан Николай Уткин, 1928 года рождения — на то время почти подросток.
К сожалению, обо всех пациентах, находившихся на лечении в партизанском госпитале, сведений мало. Крае­веды собрали более-менее полную информацию только о 10 раненых бойцах. Например, первым в этом списке значится Герасим Арсенович Манукян, 1921 года рождения, зам. политрука. Он поступил 8 июня 1942 года с последствиями обморожения всех пальцев левой и правой ступней, выписан 6 июля. О нем известно, что он родился в Армянской ССР, капитан. Служил в танковом полку Северо-Кавказского военного округа, был в партизанском отряде им. Ворошилова. Награжден (уже после войны, в 1985 году) орденом Отечественной войны II степени.
В «Книгу записей дежурного врача» сведения вносились ежедневно, смена длилась сутки. В госпитале, кроме начальника Д. М. Волобуева, работали еще три врача: Кукушкина, Агеева и Меркулова. А в «Книге по состоянию пищевого блока» дежурный врач трижды за день отмечал санитарное состояние кухни, качество продуктов и даже насколько вкусен обед или ужин. Иными словами, военное положение никоим образом не отменило ведение документации и строгий отчет. Как говорится, вой­на войной, а обед по расписанию. И, судя по материалам архива, еду выдавали только с оценкой «хорошо» и «отлично», а меню вполне разно­образным и полноценным.


О судьбе начальника госпиталя

К сожалению, очень скудны сведения о начальнике госпиталя Д. М. Волобуеве: в пояснительной записке к документам он сам отметил, что в начале 1942 года «был в звании майора и служил в рядах РККА в качестве начальника военного госпиталя. Решением обкома ВКП(б) был назначен начальником партизанского госпиталя в Шаталовке». При этом еще и оставался ведущим хирургом: известно, что позже ему присвоили звание заслуженного врача РСФСР. Однако ни в военном комиссариате Ельца, ни в городской больнице им. Н. А. Семашко о нем ничего не известно.
Школьники не могли не обратиться за помощью к директору спортклуба ЕГУ им. И. А. Бунина Сергею Васильевичу Волобуеву уже хотя бы потому, что он однофамилец начальника госпиталя. Тот рассказал, что у его деда, участника Великой Отечественной войны, жили в Стегаловке (это нынешний Долгоруковский район) двоюродные братья-медики. Уже ниточка! На сайте Министерства обороны РФ нашлась информация о Волобуеве, но Михаиле Михеевиче, уроженце Тербунского района, военвраче 1-го ранга. Наконец из старых газет школьники узнали, что в Стегаловской районной больнице действительно работала династия врачей Волобуевых. Но имеют ли они отношение к начальнику госпиталя?
И вот на сайте «Память народа» отыскались данные: в том же Тербунском районе в ноябре 1897 года родился Дмитрий Михеевич Волобуев, по всей видимости, родной брат ранее найденного Михаила Михеевича. Он поступил на службу в 1938 году в звании военврача 2-го ранга и служил в Орловском военном госпитале и в эвакогоспитале № 2595.
По воспоминаниям С. В. Волобуева, дедушкин двоюродный брат (хирург) после войны работал в Ельце, в горбольнице № 1 им. Н. А. Семашко, но не врачом, а заведующим хозяйством — по состоянию здоровья уже не мог оперировать. Умер и похоронен в Ельце.


Работа продолжается

Вот так благодаря школьникам появились новые сведения о далеком от нас военном времени. Открыты имена защитников города и врачей, поднимавших на ноги бойцов. Но информации еще крайне мало, поэтому работа продолжается: составляется картотека, систематизируются уже известные сведения, ведется поиск новых фактов. Юные краеведы обращаются к читателям газеты «Красное знамя» с просьбой поделиться сведениями о тех, кто работал или лечился во время войны в Шаталовском госпитале, если таковые данные имеются.

В ТЕМУ:

Сейчас имение Хвостовых включено в проект «Усадебное достояние России», реализуемый при поддержке Министерства культуры РФ. Глава региона И. Г. Артамонов в связи с этим отметил: «Мы обязаны сохранить культурное наследие для будущих поколений. На этой земле соединились очень значимые для наших соотечественников события и люди».

Татьяна ЩЕРБАТЫХ

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности
Новости ВРФ