новости города Ельца, новости Елец, елецкие новости, елецкая газета, Красное знамя

Личный врач Сталина

0 40

140 лет назад в Ельце родился Владимир Никитич Виноградов — будущее светило советской медицины, заслуженный деятель науки РСФСР, академик АМН СССР, личный врач Сталина, только чудом избежавший расстрела, зато ставший Героем Социалистического Труда и лауреатом Государственной премии СССР.

Портрет нашего земляка и именнитого врача В. Н. Виноградова.

Туманное детство

Детские годы, да и сама дата появления на свет маленького Володи окутаны туманом. В большинстве справочников и энциклопедий говорится, что он родился 12 марта (24 марта — нов. стиль) 1882 года. В некоторых источниках указан иной день рождения — 27 февраля (11 марта — нов. стиль). Есть также сведения, что младенец Владимир из купеческой семьи Никиты Антоновича и Марии Михайловны Виноградовых крещен 6 марта 1882 года (18 марта — нов. стиль) в Троицкой церкви в засосенской части города (разрушена в годы Советской власти).
Сотрудники Елецкого краеведческого музея располагают данными о том, что отец будущего именитого врача — Никита Антонович — занимал пост начальника станции Елец—пассажирский и скорее всего проживал в служебной квартире. Казенные дома для железнодорожников в то время располагались в засосенской части города в районе теперешних железнодорожных путей. Их снесли как ветхие вместе со старым зданием вокзала (нынешнее построено в 1899 году). К тому времени Виноградовы уже покинули Елец. Предполагается, что семья проживала в городе около 10 — 15 лет — с 1880 до середины 1890 годов. А значит, Виноградов младший вполне мог поступить и какое-то время (1 — 3 года) учиться в Елецкой мужской классической гимназии, поскольку обучение здесь давало право для поступления в университет.


Юность, фронт, политика

Видимо, Владимир был прилежным учеником, коль скоро сумел поступить на престижнейший медицинский факультет Императорского Московского университета.
Будучи студентом 3-го курса, Виноградов добровольно отправляется на русско-японскую войну простым фельдшером. Скорее всего на фронте наш земляк являл образцы храбрости и отваги, поскольку вернулся в Москву и продолжил учебу в вузе с Георгиевским крестом 4-й степени на груди. То была высшая награда для младших чинов в армии Российской империи. Ее вручали только за личное мужество, проявленное на поле боя, а потому солдатский «Георгий» весьма ценился.
В 1907 году Владимир закончил университет с отличием и начал работать в факультетской терапевтической клинике медицинского факультета МГУ, а заодно дежурным врачом в Бахрушинской больнице. Такое совмещение требовало не только хороших знаний, но еще немалых сил и времени.
В то время формировались политические взгляды Виноградова. Много позже, в 1952 году, во время допросов на Лубянке по «делу врачей» он вспоминал, что еще студентом разделял политическую программу социал-революционеров, участвовал в собраниях партии эсеров. А еще стал членом так называемого Пироговского общества, которое на одном из своих заседаний (22 ноября 1917 года) осудило октябрьский переворот, приняв соответствующую резолюцию. Не случайно в 1922 году новая власть запретила эту организацию врачей.
Владимир Никитич признавался, что Октябрьскую революцию встретил враждебно. Во время установления Советской власти был против конфискации помещичьих земель, считая их «очагами культурного земледелия». Скептически относился к политике индустриализации и коллективизации сельского хозяйства страны, полагая, что аграрная Россия не в состоянии выдержать бешеных темпов промышленного развития и реформ.


Карьера ученого
и медика

Тем не менее в СССР В. Н. Виноградов сделал блестящую карьеру. С 1924 года он заведует клиникой профессиональных заболеваний медицинского факультета 1-го Московского университета. С 1928 года — руководит кафедрами в различных вузах, становится профессором-консультантом лечебно-санитарного управления Кремля (4-го Главного управления Минздрава СССР), заведующим терапевтическим отделением Кремлевской больницы. С 1934 по 1952 годы был личным врачом И. В. Сталина.
В 30-е годы по инициативе Владимира Никитича во врачебную практику терапевтических клиник СССР впервые введены (как с диагностической, так и с лечебной целями) гастроскопия, бронхоскопия, а затем и катетеризация сердца. Сегодня без этих методов невозможно представить полноценное обследование и лечение больного.
В. Н. Виноградов вел научную деятельность. Многие его работы оказали влияние на развитие медицины. Они посвящались ранней диагностике рака, а также туберкулезу, катаральной желтухе, сепсису, другим заболеваниям.


Два дела врачей

В 1938 году во время расследования дела «антисоветского правотроцкистского блока» В. Н. Виноградов вошел в экспертную врачебную комиссию, заключившую, что тогдашнее светило медицины, профессор Д. Д. Плетнев (он был учителем Виноградова) якобы мог соучаствовать убийствам В. В. Куйбышева и А. М. Горького, используя «вредительские методы лечения». За это подсудимого приговорили к 25 годам тюремного заключения, а впоследствии расстреляли.
А ведь Владимир Никитич раньше часто бывал в доме Д. Д. Плетнева, называл его «любимым учителем». Мало того, профессор крестил одного из сыновей Виноградова.
Впрочем, судьба жестоко отомстила нашему земляку 4 ноября 1952 года, когда он был арестован по так называемому делу врачей и теперь уже сам оказался во внутренней тюрьме МГБ СССР.
Говорят, будто до ареста Владимир Никитич лично ставил медицинские банки И. В. Сталину, что, безу­словно, говорит о высоком доверии вождя народов своему доктору. Это же подтверждают воспоминания Светланы Аллилуевой: «Лекарства отец выбирал себе сам, а единственным авторитетом в медицине был для него академик В. Н. Виноградов, который раз-два в год смотрел его».
Аресту Владимира Никитича предшествовала история, которую тот позже рассказывал одному из коллег: «С чего все началось? После очередного осмотра, увидев, что состояние Сталина действительно на грани, я сказал ему: «Иосиф Виссарионович, вам надо по-настоящему отдохнуть и хорошо бы на время уйти ото всех дел». Ожидай я хоть тени последовавшей реакции, я стал бы немым. Раздался не крик, а визг: «Берия, в кандалы его, в кандалы!».
Видимо, рекомендация Виноградова уйти на покой, оживила в памяти Сталина картины, связанные с устранением от власти Ленина, которого Иосиф Виссарионович, по сути, заточил в Горках, ссылаясь на то, что вождю революции нужен отдых и покой. Сам Сталин успокаиваться никак не хотел…


С «Олимпа»
на «Лубянку»

По воспоминаниям некоторых очевидцев, придворный сталинский врач был человеком небедным. При обыске у него нашли большое число золотых монет, долларов США, драгоценностей, бриллиантов, богатую коллекцию живописи и антиквариата. Академик даже держал на московском ипподроме собственных лошадей.
О том, что сталось с Владимиром Никитичем в тюрьме, есть несколько противоречивых свидетельств. Например, по словам тогдашнего главы МГБ С. Д. Игнатьева, чтобы добиться показаний, «к Егорову, Виноградову и Василенко применены меры физического воздействия, для чего подобраны… два работника, могущие выполнять специальные задания в отношении особо важных и опасных преступников». Примерно о том же свидетельствует протокол допроса бывшего начальника внутренней тюрьмы МГБ СССР А. Н. Миронова 23 декабря 1955 года, в котором он говорит: «Били арестованных резиновыми палками… О применении наручников и избиения в отношении определенных арестованных мне обычно звонили начальники следственных отделов управлений. В каждом конкретном случае я проверял эти указания, звонил соответствующим заместителям министра. Убедившись, что указание исходит от заместителя министра, я давал указания надеть наручники или провести избиение».
Сам Виноградов вспоминал об этом по-другому: «В первом же разговоре со следователем я признал все предъявленные мне обвинения. Другие начисто отрицали, возмущались, а я признал. Ведь подписать показания, так или иначе, заставят под пытками. Конец все равно один, а тут мучений меньше. И что интересно, отношения со следователем сложились почти дружественными. Он даже обсуждал со мной вопрос, какую страну лучше указать, куда я — шпион — передавал секретные сведения. Вот так!».


Реабилитация

От неминуемой гибели фигурантов «дела врачей» спасла только смерть И. В. Сталина в марте 1953 года. Затем последовало сообщение Министерства внутренних дел СССР «О тщательной проверке всех материалов предварительного следствия и других данных по делу группы врачей, обвинявшихся во вредительстве, шпионаже и террористических действиях в отношении активных деятелей Советского государства». Выяснилось, что профессор Виноградов, как и другие участники громкого процесса, арестованы незаконно, а выдвинутые против них обвинения оказались ложью. Все проходившие по этому делу полностью реабилитированы, виновные в неправильном ведении следствия, напротив, оказались арестованы и привлечены к уголовной ответственности.
Большинство причастных к этой истории отмечали, что В. Н. Виноградов все время вел себя очень достойно и мужественно. Он не дал лживых показаний на своих коллег. В тюрьме Владимир Никитич перенес инфаркт, но после освобождения продолжил трудиться на благо страны и людей.


Лучший терапевт и отец «реанимобиля»

Его по праву считали одним из лучших практикующих терапевтов 40 — 60-х годов ХХ века.
По инициативе В. Н. Виноградова в его клинике подробно изучалась врачебная тактика при тяжелых формах инфаркта миокарда. В 1959 году решили как можно раньше госпитализировать таких больных. А в самом начале 60-х Владимир Никитич открыл первое в стране инфарктное (кардиологическое) отделение. Для транспортировки сюда пострадавших оборудовались специальные автомобили с набором для экстренной помощи. Наш земляк стоял у истоков создания реанимационной службы на колесах. Не случайно в Ельце памятная доска, посвященная В. Н. Виноградову, открыта на здании городской «Скорой».
В 1969 году за эффективную диагностику и лечение больных инфарктом миокарда Владимиру Никитичу посмертно присуждена Государственная премия СССР.
Ранее Герой Соцтруда Виноградов награждался золотой медалью «Серп и молот», пятью орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, многочисленными медалями.


Педагог и практик

Многие коллеги отмечали педагогические таланты нашего земляка. Ученик Виноградова, профессор Сыркин, писал: «Владимир Никитич Виноградов был лектором замечательным… Сама лекция отличалась ясностью, четкостью изложения, глубоким пониманием данного конкретного больного и анализом этой конкретной ситуации, постоянным контактом с аудиторией… Надо сказать, что Виноградов всегда заканчивал лекцию так, что не аплодировать ему было невозможно…».
Про практику Виноградова по сию пору ходит немало легенд и баек. Рассказывают, что он был очень строг с врачами, но ни разу не нагрубил, не повысил голоса в отношении пациента. Одна его слабость — лютая ненависть к курящим больным. Завидев такого, он становился категоричен: «Выписать немедленно!». Впрочем, это было единственное указание, которое не выполняли его подчиненные.
Рассказывают, как однажды Виноградов лечил средней руки писателя, мнившего себя «инженером человеческих душ». Пролечив прозаика более месяца в частном порядке, Владимир Никитич получил от пациента книгу и пафосную речь: «Вы, можно сказать, спасли мне жизнь! Возьмите книгу с моим автографом, ибо я не знаю, как еще могу отблагодарить вас!».
В ответ Виноградов пожал плечами: «В свое время финикийцы решили этот вопрос раз и навсегда — они придумали деньги. А вот расплачиваться книгой этим практичным древним гражданам и в голову бы не пришло, уж поверьте…».
В. Н. Виноградов скончался 29 июля 1964 года в Москве и похоронен на столичном Новодевичьем кладбище.

Роман ДЕМИН

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

 необходимо принять правила конфиденциальности
Новости ВРФ